27/06/21
Захват КВЖД: сколько русских китайцы отправили в концлагерь Сумбей

Когда речь заходит о концлагерях для русских в Маньчжурии, чаще всего вспоминают эксперименты над людьми, проводившиеся японским «Отрядом 731». Однако ещё задолго до Второй мировой войны китайские власти практиковали массовые аресты и содержание под стражей советских граждан.

Заложники конфликта

В июле 1929 года военный диктатор Маньчжурии Чжан Сюэлян решил установить полный контроль над КВЖД, имевшей статус совместного советско-китайского предприятия. Фактически дело обернулось изгнанием с дороги советских граждан. Новый начальник КВЖД Фан Цигуань приказал увольнять русских и выселять их из квартир. В административном порядке работы лишились 1 730 человек. Ещё около 2,5 тысяч советских граждан сами уволились по призыву профсоюзной организации, выражая тем самым поддержку властям СССР.

Китайцы арестовали 1 683 оказавшихся «вне закона» советских железнодорожников и членов их семей (в том числе 80 женщин и 30 детей). Все они были помещены в концлагерь в городе Сумбей (Сумбэо), на берегу Сунгари.

«В концентрационный лагерь отправляли не только уволившихся самовольно с КВЖД, но и задержанных по подозрению во вредительстве (организации крушения поездов, поджогах, порче рельсов), а также распространении листовок, сводок сообщений хабаровского радио и подпольной газеты «Харбинская правда», – пишет историк Мария Кротова.

Стоит отметить, что арестованным ещё повезло – многие русские в те же дни стали жертвами расправ. Обезглавленные трупы советских граждан каждый день находили в Харбине и его окрестностях. А однажды китайские солдаты публично изнасиловали 14-летнюю дочь советского железнодорожного служащего.

Лагерь Сумбей

Арестованных русских разместили в бараках, построенных ранее для изоляции больных чумой. Помещения располагались в два ряда, внешний периметр лагеря был ограничен двухметровым каменным забором.

В Сумбее царила антисанитария. Многие оставались в том же домашнем белье, в котором были арестованы. Спать узникам поначалу приходилось на голой земле, лишь позднее китайцы привезли в бараки нары. Как сообщал советский консул в Дайрене, среди арестованных, помещённых в Сумбей, развились инфекционные заболевания – тиф, дизентерия и другие. От тифа скончались как минимум двое – председатель месткома Михеев и комсомолец Поляков. Кроме того, в лагере находились укушенные бешеными собаками, не получавшие никакой помощи.

Советский нарком иностранных дел рапортовал о «невыносимых условиях» пребывания в лагере.

«Арестованные подвергаются избиениям и пыткам; у них отбирается часто решительно все им принадлежащее имущество», – отмечал дипломат.

В первые месяцы заключённых лагеря кормили только хлебом из чумизы и водой. О плохом качестве пищи свидетельствует статья посетившего Сумбей журналиста японской газеты «Харбин Ници-Ници»:

«В помещениях лагеря разруха. Специально ввиду нашего приезда для заключённых готовился борщ».

За улучшение быта советских узников боролся консул Германии в Харбине доктор Штоббе, который на время конфликта взялся защищать интересы СССР в Китае. В числе прочего консулу удалось добиться, чтобы беременных женщин отпускали в больницу для родов. В самом лагере были устроены медпункт, баня, прачечная, парикмахерская.

К сентябрю положение узников значительно улучшилось. Начальник лагеря Чжао Куй-ан разрешил советским гражданам дважды в неделю получать передачи от родственников. Это было весьма кстати, так как качество еды оставалось скверным.

«В лагерной кухне варили борщ из чёрной капусты и гнилых огурцов. Есть его было почти невозможно», – вспоминал очевидец П.Д. Малеванный, работавший ремонтником путей на станции Пограничной.

По соглашению с фирмой «Чурин и Ко» узники Сумбея получили теплое бельё, ватные одеяла, телогрейки. За отдельную плату охранники доставляли письма и газеты.

На досуге некоторые заключённые занимались ремеслом. В фонде Государственного центрального музея современной истории России хранятся лакированные деревянные поделки, сделанные узниками Сумбея.

Важнейшим событием для арестованных железнодорожников стало проведение праздничных митингов 7 ноября.

Освобождение

У советской стороны имелась возможность «обменять» заключённых Сумбея на арестованных в СССР китайцев. Но вместо этого Сталин сделал ставку на чисто военное решение конфликта. Восстановление контроля над КВЖД должно было продемонстрировать всем внешнеполитическим игрокам на Дальнем Востоке силу Советского Союза. В ходе Сунгарийской наступательной операции Особая Краснознаменная Дальневосточная Армия под командованием Василия Блюхера разгромила китайцев.

22 декабря 1929 года стороны подписали «Хабаровский протокол об урегулировании конфликта на КВЖД». По одному из пунктов все арестованные и содержавшиеся под стражей железнодорожники должны были выйти на свободу. Впоследствии к «сумбейцам» начальство относилось более лояльно, чем к так называемым «конфликтчикам» (тем, кто остался работать на китайцев). Лицам, прошедшим через лагерь, была выплачена зарплата за полгода.

Память о заключении в Сумбее постоянно держала в страхе советскую колонию в Маньчжурии. В 1932 году, когда обстановка вокруг КВЖД вновь обострилась, советские граждане начали массово выезжать в СССР.

«Не хотим снова садиться в Сумбей», – цитировала слова «представителей революционного молодняка» эмигрантская газета «Возрождение».