29/11/20
Засуха 1972 года: чем обернулось самое жаркое лето в истории СССР

Лето 1972 года на территории европейской части Российской советской федеративной республики, выдалось аномально жарким. Сухая и знойная погода, свирепствовавшая полтора месяца, стала причиной небывалой засухи, вошедшей в анналы метеорологии как самая жестокая засуха в стране за весь XX век.

Невыносимое пекло

Нетипично высокая температура воздуха, державшаяся в средней полосе России со второй декады июля до конца августа 1972 года, была вызвана установлением «блокирующего антициклона», не пускавшего в занимаемую им зону посторонние воздушнее массы.

Зафиксированный в тот год «блокирующий антициклон» не имел аналогов по длительности и стал причиной губительной засухи, нанёсшей гигантский урон природе, экологии и экономике региона, а также вызвал смерти сотен граждан страны.

В течение полутора месяцев в Поволжье, Центральных и Северо-Западных регионах РСФСР, и даже на Урале, Украине и в Казахстане воцарилась небывалая жара с выпадением ничтожно низкого уровня осадков — всего 20 мм.

Наиболее тяжёлая обстановка наблюдалась в Ивановской, Горьковской (Нижегородской), Костромской, Калининской (Тверской), Рязанской областях, где столбик термометра не опускался ниже +40 С.

Не менее опасная ситуация сложилась в Московском регионе, где 35-градусная жара мучила жителей Нагатинского, Орехово-Зуевского, Павло-Посадского, Егорьевского и Шатурского районов.

С 26 по 31 августа температура в Москве в светлое время суток постоянно достигала + 38 С, а ночью снижалась всего до + 24 С.

Предпосылки засухи

Аномальную летнюю засуху 1972 года вызвала не только державшаяся продолжительное время нетипично высокая для данной местности температура воздуха, обезводившая почву, но и необычная зимняя погода.

Уже в январе и феврале жители вышеназванных регионов ощутили на себе последствия климатического сбоя. Вместо традиционно затяжной, снежной и морозной зимы, они стали свидетелями необычайно сурового, но при этом недолгого и практически бесснежного сезона.

Сковавшие центральную Россию аномальные морозы от -35°до -40° С вкупе с минимальным снежным покровом, лишили почву необходимого уровня влаги.

Вслед за холодной зимой, прямо по календарю, в марте началась непривычно тёплая весна, перешедшая в знойное лето, ставшее испытанием для людей и природы, которую уничтожали лесные пожары и горящие торфяники.

Лесные пожары

Вспыхивавшие как факелы лесные пожары, стали бичом засушливого лета 1972 года. Чтобы не сеять панику власти страны в официальных заявлениях констатировали, что природные возгорания возникли в результате неосторожного обращения туристов с огнём.

С 16 июля в 17 областях СССР полыхали чудовищные пожары, уничтожавшие всё на своём пути. Всего за десять дней в их пламени сгорело столько лесных массивов, сколько за предшествовавшие десять лет.

В какой-то момент показалось, что пожарным удаётся усмирить стихию, но 24 августа на регион налетел сильный горячий ветер суховей, который, перечеркнув все прежние успехи, начал распространять огонь со скоростью 18 км/ч, иными словами на 300 метров в минуту.

В общей сложности лесными пожарами была охвачена площадь в 1,8 млн. гектаров, в тушении которых задействовали свыше 360 тысяч человек.

Торфяные пожары

В подмосковном регионе кроме лесов горели просторные торфяные поля, а также торфяные заводы. Вследствие этого столицу и пригороды накрыл непроглядный удушливый смог, который в течение трёх месяцев затруднял дыхание горожан, отрицательно сказываясь на их самочувствии.

На борьбу с горящими торфяниками помимо специалистов привлекали военнослужащих, которые в непрерывном режиме работали на землеройных машинах по 20 часов в день. Ежесуточно на торфяные пожары выливали порядка 90 000 тонн воды, но, несмотря на всеобщие старания, усмирить горение удалось только после 29 сентября, когда, по счастливому стечению климатических обстоятельств, на область раньше времени обрушился первый снег.

Этот природный подарок спас Подмосковье не только от торфяной гари, но и от экологической катастрофы. Дело в том, что в головах некоторых чиновников, желавших поскорее расправиться с торфяными пожарами и доложить руководству об успешно выполненной операции, родилась абсурдная идея бороться с тлением горючего ископаемого при помощи бетона. Для реализации этого плана была израсходована не одна тысяча тонн раствора, которым попросту заливали торфяные поля.

Методы борьбы

Масштабы трагедии от засухи 1972 года были столь велики, что занимавшийся ликвидацией пожаров и их последствий министр обороны СССР Андрей Гречко временно переместил свой штаб поближе к эпицентру бедствия в Шатуру.

Во всех охваченных огнём областях были сформированы чрезвычайные комиссии по борьбе с пожарами, которые привлекали к делу не только профессиональных огнеборцев, но и солдат, сотрудников министерства внутренних дел, рабочих, колхозников, горожан и добровольцев.

Анатолий Мерзлов

Многие из этих людей за победу над стихией заплатили слишком высокую цену равную их собственной жизни. Среди тех, кто погиб в огне был 18-летний механизатор рязанского совхоза имени Чапаева — Анатолий Мерзлов.

17 июля 1972 года этот ответственный юноша занимался жатвой на пшеничном поле, на котором из-за аномальной жары неожиданно вспыхнул огонь.

Пытаясь спасти хоть какую-то часть урожая и рабочий трактор, он получил чудовищные ожоги, был госпитализирован, но спустя 13 дней отчаянной борьбы, всё же проиграл в схватке со смертью.

Его героический поступок при спасении народного добра был отмечен на самом высоком уровне, и 13 декабря 1972 года Анатолия Мерзлова посмертно наградили орденом «Знак Почёта».

Последствия

Окончательно победить засуху удалось только при помощи природных сил, способствовавших распаду «блокирующего антициклона», установлению холодной погоды и выпадению долгожданных осадков.

За время, когда бушевала стихия, сельскому хозяйству был нанесён колоссальный урон. В огне погибли виноградные плантации, зерновые и овощные поля, обеспечивавшие страну продуктами питания. Чтобы избежать продовольственного кризиса, руководству СССР пришлось продать 486 тонн золота, а на вырученные средства приобрести заграницей недостающее количество зерна.