24/09/17
Елена Майорова: тайна страшной смерти актрисы

Гибель звезды российского кино, великолепной театральной актрисы Елены Майоровой в августе 1997 года потрясла всю страну. Но еще больше, чем сам факт смерти, потрясали обстоятельства ухода актрисы из жизни: Елена Майорова сгорела. Она упала без сознания у служебного входа в театр имени Моссовета, который находился рядом с подъездом ее дома.

Ужасная смерть

В тот роковой вечер платье актрисы, ее длинные волосы и более 80% площади кожи сгорели, образовав плотную коричневую корку, сквозь трещины которой сочилась кровь. Еще живую ее отвезли на «Скорой» в институт имени Склифосовского, где она спустя несколько часов скончалась. Что же это было – самоубийство или несчастный случай? Обе версии имеют право на существование...

Несчастный случай?

Ведущая актриса МХТ им. Чехова, звезда кино, обладательница многих престижных наград, молодая и красивая женщина, живущая в счастливом браке с любящим и близким по духу человеком – художником Сергеем Шерстюком – вот кем была Елена Майорова к моменту своей гибели. Путь в театр девочке из Южно-Сахалинска дался нелегко. В театральный она поступила лишь со второго раза, один год она училась в строительном ПТУ, окончив его с красным дипломом. В период учебы в ГИТИСе ее очень выделял мастер курса Олег Табаков. Затем, в годы службы в МХТ им. Чехова – главный режиссер театра О. Ефремов. Били и сложности, но Елена умела их преодолевать. После окончания ГИТИСа молодая актриса очень не хотела покидать Москву, это означало бы конец всем надеждам на счастливую театральную карьеру. Она удачно вышла замуж за москвича, сокурсника Владимира Чаплыгина. Когда рухнул СССР, многие актеры остались буквально ни с чем. Кино снимать перестали, в театрах платили копейки. Но Елена Майорова, благодаря трудоспособностии таланту, оказалась в числе востребованных актрис, она содержала не только себя, но и своего второго мужа Сергея Шерстюка, который, как и многие представители творческой интеллигенции в 90-е не сразу смог найти себя мире, где всем заправляют деньги. В театре у нее тоже хватало проблем. На репетициях «Трех сестер», где она играла Машу, Олег Ефремов, как рассказывают, был особенно придирчив к ней, изводил замечаниями и даже ругал. Елена Майорова очень тяжело переживала это неодобрение мэтра, однако, к премьере ситуация исправилась, и Майорова потрясла всю театральную Москву своей трагической и прекрасной Машей. Как говорит подруга Елены Майоровой Татьяна Догилева, главным девизом Елены были слова: «Ничего, прорвемся». Именно так она говорила всякий раз, когда ей было трудно. В день, когда произошла трагедия, Елена говорила с Догилевой по телефону, и подруга ничего не заподозрила, настолько веселым и ровным был ее голос. Сын Сергея Шерстюка от первого брака Никита Шерстюк был последним, кто видел Майорову живой. Он приходил в этот день к ней на квартиру, и вспоминает, что держалась она абсолютно естественно и спокойно, строила планы на ближайшие выходные. Станет ли так вести себя человек, который решил свести счеты с жизнью? Смерть произошла по одной из версий, по неосторожности. Из туристической поездки в Грецию Майорова привезла антикварную керосиновую лампу. В день, когда произошла трагедия, у Майоровой болело горло. Она лечила ангину дедовским способом – полоскала горло керосином. Затем пыталась заправить лампу. Облилась. После этого вышла на лестничную клетку покурить. Зажгла спичку и тонкое платье вспыхнуло на ней, как факел. Елена выбежала из подъезда и бросилась к театру Моссовета. К этому моменту платье на ней уже сгорело.

Самоубийство?

Благополучие актрисы, говорят сторонники этой версии, было внешним. На самом деле она переживала глубокий кризис. Причин тому было множество. Прежде всего, Майорова смертельно устала быть сильной. Она устала зарабатывать за двоих, содержать мужа, входить в его творческие проблемы и кризисы, мирясь с тем, что ее собственное творчество не очень-то его и беспокоило. Это рассказывала Татьяна Догилева в своем интервью «Комсомольской правде». Муж очень любил Елену, но в какой-то момент ему и другим близким людям не хватило внимания и чуткости, чтобы увидеть, за бравадой и словами «Ничего, прорвемся!» кроется бесконечная усталость и опустошенность. Кроме того, Елена Майорова, как и многие актеры, имела пристрастие к алкоголю. Запойной пьяницей она не была, однако иной раз рюмка спиртного действовала на нее совершенно ужасно, рождая черные мысли и погружая в пучину депрессии. Догилева рассказывает, что не раз хотела отвезти подругу к наркологу, но всякий раз откладывала. В тот день, считает она, Елена не утерпела и выпила-таки рюмку водки. Депрессию Майоровой могли усугубить ее роли. У актеров есть суеверие, что если играть «черную» роль, персонажа, обладающего мощной отрицательной энергетикой, это может отразиться и на душе самого актера. Незадолго перед тем Елена Майорова играла Глафиру в сериале по роману Лескова «На ножах». Это женщина, одержимая демонической силой, убийца. Каждый день, идя на эти съемки, Майорова заходила в храм и молилась о том, чтобы эта роль не стала частицей ее души. Другая роковая роль – еврейская девушка Тойбеле в спектакле «Тойбеле и ее демон». По сюжету неискушенную Тойбеле совращает демон страсти Алханон, открывая ей мрак и сладость греховного мира. В театре до сих пор рассказывают, что это был поистине роковой спектакль. Невинный, который играл ребе, на прогоне свалился в люк и сломал себе ребра, были и другие несчастья, так или иначе связанные с теми, кто играл в этойпостановке. Самое страшное несчастье случилось, конечно же, с Майоровой. В одном из интервью она как-то говорила, что не умеет совершенно освобождаться от своих ролей, что они продолжают жить в ней и вне съемочной площадки или сцены. Несомненно, это не могло не усугубить депрессию. Наконец, у Майоровой был роман на стороне. Она была влюблена в своего партнера по фильму «Странное время» Олега Василькова. Тот был моложе ее на 10 лет, однако, он смог стать дл Майоровой тем, чем так и не смог Шерстюк: сильной и надежной опорой. Он спасал любимую от пристрастия к алкоголю, заботился о ней, таскал на каток, не позволяя погружаться в пучину депрессии. Елена Майорова разрывалась между мужем и любовником, ситуация очень тяготила ее. Именно Василькову в день гибели Майорова послала несколько отчаянных сообщений на пейджер, которые Олег не смог прочесть, поскольку был далеко от Москвы. Многие из тех, кто знал Елену Майорову, считают, что она сама подожгла на себе платье, но это не была настоящая попытка самоубийства. Скорее, импульсивный жест, в котором она тут же и раскаялась, иначе, зачем бы ей искать помощи в театре Моссовета? Зачем посылать отчаянные сообщения на пейджер? Самоубийцы, всерьез решившие расстаться с жизнью, себя так не ведут. К тому же у Елены в прошлом были демонстративные суицидальные попытки. Такое поведение вообще характерно для людей с нервной организацией актеров.

Эпилог

Елена по-гречески «факел». Эта молодая и красивая, талантливая, яркая женщина действительно горела всю жизнь, горела, не жалея себя. И – такая горькая ирония! – погибла, в самом деле, сгорев, как факел. Ее муж Сергей Шерстюк умер, пережив любимую жену всего на несколько месяцев.

исправить оишбку