«Белые колготки»: сколько снайперш поймали во время войны в Чечне

Этот термин, объединяющий спецнаемниц-участниц локальных военных конфликтов на территории бывшего СССР, по мнению специалистов, изучавших эти разнящиеся по времени и обстоятельствам мини-войны, скорее общеупотребительный, чем конкретный: профессиональные снайперши «работали» в той или иной точке бессистемно – ни о каком конспирологическом «синдикате "Белые колготки"», действовавшем на постсоветском пространстве, и речи быть не может.

Они как бы есть, но официально их нет

По прошествии двух чеченских кампаний нет ни одного официального и общедоступного документа Вооруженных сил, МВД и ФСБ РФ, где приводились бы хотя бы отрывочные статистические сведения об участии снайперш-наемниц в боевых действиях на стороне «незаконных вооруженных бандформирований» за 1994-2009 годы (начало первой и окончание второй чеченских кампаний) – только информация (чаще ничем не подтвержденная) из СМИ или мемуаров участников боевых действий.

Легендирование темы чеченских «белых колготок» («акулы пера» называли их еще «белыми чулками» и даже «дикими гусынями») в публикациях «Коммерсанта», «Труда» второй половины 90-х – начала нулевых годов привело к тому, что журналисты публиковали лишь данные о снайпершах-наемницах, полученные со слов офицеров-участников контртеррористических операций (КТО) в Чечне и Дагестане – иной информации не было.

Можно ли их подсчитать

Приводимые СМИ данные по захваченным (равно как и уничтоженным) «белым колготкам» в первой и второй кампаний чеченских КТО – дробные и сумбурные. Они, как правило, не проверены (то есть, чаще всего невозможно установить, кто именно из «колготок», где и когда был уничтожен (захвачен в плен). К примеру, «Труд» в апрельском номере 2000 года ссылается на слова офицера Тульской дивизии ВДВ Юрия Березкина, который якобы утверждал, что в 90-х в Грозном его подразделение захватило прибалтийскую снайпершу, которую затем расстреляли. Потом будто бы десантники пленили эстонку, вооруженную снайперской винтовкой СВД (пленную, по словам Березкина, отправили в Моздок, но по пути сбросили живой с вертолета). Во второй КТО, говорил Березкин, задержали чеченскую снайпершу Тамару Топчееву.

Про эту женщину «МК» в 2004 году писал, что она мать четверых детей, а «Коммерсант» в 1999-м упоминал о ней как об участнице басаевского рейда на Буденновск; «Труд» в январском материале 2000 года сообщал, что Топчееву (в публикации она фигурирует как Топчаева) отпустили из-под стражи по ельцинской амнистии и она в итоге [как снайперша] не понесла никакого наказания.

В 1999 году «Независимая газета» со ссылкой на начальника временного пресс-центра МВД Игоря Короткова написала, что в дагестанском Буйнакском районе федералы убили двух снайперш, одну из Прибалтики, вторую украинку. Еще одну, азербайджанку, поймали живой.

По информации, сообщенной изданию «Труд» в 2000 году начальником пресс-службы Северо-Кавказского УВД на транспорте, подполковником милиции Сергеем Назаровым, во время чеченских КТО федералы задержали юную полтавчанку Елену, воевавшую снайпером на стороне боевиков и прозванную «Лолитой» (другие идентификационные данные этого «белого чулка» не публиковались). Журналистам «Труда» предоставили видеозапись допроса задержанной. Якобы она после суда отбывала срок в одной из краснодарских ИК (неподтвержденная и впоследствии оспариваемая другими СМИ информация).

В феврале того же года российский федеральный телеканал ОРТ показал сюжет о задержанной в Чечне русской женщине-снайперше, «дающей показания контрразведчикам». Сюжет был не верифицирован – о ком именно шла речь, так и осталось неизвестным. Спустя 3 дня после выхода этого материала помощник Президента РФ Сергей Ястржембский публично заявил, что арестованы еще 3 женщины-снайпера, воевавшие в Чечне на стороне боевиков. Ни тогда, ни после этого какие-либо дополнительные данные о них официально не озвучивались.

Полковник ФСБ в отставке, Герой России Сергей Шаврин в интервью «Российской газете» в 2005 году рассказывал, что бойцы его подразделения в первую чеченскую КТО пленили в Чечне «ленинградскую девочку, биатлонистку» (снайпершу), «отстреливавшую нашего брата за деньги» (о дальнейшей судьбе «девочки» не говорилось).

… Впоследствии российские печатные и электронные СМИ неоднократно рассказывали о фактах пленения тех, кого они привычно именовали «белыми колготками». Информагентство «Интерфакс» в 2000 году сообщало об очередном захвате снайперши чеченских боевиков, некоей 23-летней Фатимы. В данной информации было впервые указано, что эта женщина – восьмая в череде северо-кавказских снайперш, арестованных за время второй, чеченско-дагестанской КТО.

В дальнейшем других обобщающе-статистических данных по арестованным (уничтоженным) в двух чеченских КТО «белоколготочницам» обнародовано не было.