14/12/20
Чем Ленин разочаровал Сталина во время первой встречи

Первая встреча будущих лидеров Советского государства произошла в Финляндии на партийном съезде. Сталин был впечатлен своим «учителем», однако представлял его совсем иначе. Вместо полумифической личности, о которой складывали легенды, перед ним предстал обычный мужчина средних лет.

Судьбоносная переписка

Заочное знакомство Ленина и Сталина (тогда еще носившего фамилию Джугашвили) произошло в 1903 году, в порядке переписки. Последний находился в сибирской ссылке и занимался изучением революционной деятельности будущего «вождя мирового пролетариата». «Он не был тогда в моих глазах простым руководителем партии, он был ее фактическим создателем, ибо он один понимал внутреннюю сущность и неотложные нужды нашей партии», – признавался Сталин. Когда он сравнивал Ленина с другими видными деятелями из среды социал-демократов, ему казалось, что соратники Ильича находятся на голову ниже него, а тот не просто рядовой руководитель, а «горный орел, не знающий страха в борьбе и смело ведущий вперед партию по неизведанным путям русского революционного движения». Это впечатление настолько запало в душу молодого революционера, что Сталин поделился своими впечатлениями с товарищем из эмиграции, и попросил у него дать отзыв. В ответ он получил не только большое восторженное письмо друга, но и личное обращение Ленина с благодарностью за высокую оценку. Ответ вождя был небольшим, но емким. Ленин объяснил основные ошибки партии и поделился планом действий на ближайший год. Соблюдая правила подпольщиков, Сталин поторопился сжечь это письмо, причем впоследствии страшно жалел о столь опрометчивом решении.

Встреча в Таммерфорсе

В декабре 1905 года в Финляндии состоялась первая конференция РСДРП, на которой делегат от Тифлиса Сталин увидел лидера партии воочию и смог пообщаться с ним лично. В воображении молодого грузина Ленин представлялся человеком великим не только в политическом смысле, но и физически: эдаким богатырем, представительным и статным человеком, возвышающимся над своими сторонниками. Каково же было разочарование Сталина, когда он увидел вполне посредственного мужчину невысокого роста, с залысинами и маленькими глазами. Поначалу Сталину не понравилось и то, как Ленин держался с другими делегатами. Он полагал, что лидер партии позволит себе хоть немного опоздать на собрание, чтобы остальные «с замиранием сердца ждали его появления» и перешептывались, дескать, смотрите, кто идет. Однако Ленин, наоборот, прибыл на конференцию раньше большинства делегатов, занял скромное местечко в углу зала и тихим голосом вел беседу с кем-то из единомышленников.

В дальнейшем Сталин будет утверждать, что сделал поспешные выводы относительно Ильича: «Я понял, что эта простота и скромность Ленина, это стремление остаться незаметным или, во всяком случае, не бросаться в глаза и не подчеркивать свое высокое положение, – эта черта представляет одну из самых сильных его сторон как нового вождя новых масс». В то же время другие современники Ленина признавали, что героического в нем и вправду было мало. Публицист Николай Валентинов рассказывал: «Он никогда не пошел бы на улицу «драться», сражаться на баррикадах, быть под пулей. В своих произведениях, призывах, воззваниях он колет, рубит, режет, его перо дышит ненавистью и презрением к трусости. Можно подумать, что это храбрец, способный на деле показать, как нужно вступать в рукопашный бой за свои убеждения. Ничего подобного! Даже из эмигрантских собраний, где пахло начинающейся дракой, Ленин стремглав убегал. Его правилом было «уходить подобру-поздорову» – слова самого Ленина! – от всякой могущей ему грозить опасности».

Мнение Ленина о Сталине известно лучше во многом благодаря «Письму к съезду», которое Надежда Крупская зачитала в 1924 году на съезде РКП(б) после смерти вождя. В своем политическом завещании лидер партии отмечал грубость и невыдержанность Сталина, которая мешает ему в работе. «Этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека. Поэтому я предлагаю товарищам обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека», – указывал он. После обнародования письма Сталин заявил, что готов уйти в отставку, но соратники заступились за него и позволили одержать победу в борьбе за «ленинское наследство».