16/10/19
Фото: AFP
Что будет, если у курдов будет свое государство

Курды – самая большая в мире народность, не имеющая своей государственности. Попытки создания собственного государства курды предпринимали неоднократно, в последние десятилетия они стали более настойчивыми. Однако есть причины, указывающие на нежелательность и даже невозможность этого процесса.

Курдский вопрос

В настоящее время на планете насчитывается свыше 35 млн курдов. Подавляющее большинство из них живет в этногеографической области Курдистан, расположенной между Турцией, Сирией, Ираном и Ираком. В северной Сирии проживает около 2,5 млн курдов, в Иране – свыше 6 млн, в Ираке – 7 млн. Больше всего курдов сосредоточено в Турции, в основном на юго-востоке, по разным оценкам, от 16 до 20 млн человек – это 20–23 % населения страны. Анкара вынуждена считаться с таким количеством этнического меньшинства.

Турецкие власти ведут политику сдерживания курдского сепаратизма, в частности, развивая там систему образования. Благо для них, что значительная часть курдского населения является неграмотной. Особенно серьезный акцент делается на приобщении к знаниям курдских девочек. Разумеется, здесь не поощряется развитие местных традиций, ограничивается использование в СМИ курдского языка.

Однако в последнее время под давлением мировой общественности и вследствие снижения активности Рабочей партии Курдистана, главным образом ее боевого крыла, Турция начала поэтапно снимать запреты, распространяющиеся на курдский язык. С 2009 года на турецком телевидении можно смотреть круглосуточные телепередачи на курдском языке.

Курдская проблема является камнем преткновения для вступления Турции в Европейский союз. В Брюсселе желают видеть Турецкий Курдистан более свободным, в Анкаре этому всячески противятся. Власти Турции уверены, что тем самым будет создана благодатная почва не только для роста сепаратизма, но и для активизации различных террористических группировок.

Курды уже пытались быть независимыми. В 1920-е годы на карте мира появились: в Персии – Иранский Курдистан, в Турции – Араратская Курдская Республика, в Азербайджане – Курдский уезд. Однако все эти квазигосударственные образования оказались недолговечными. Сегодня единственной частично признанной автономией курдов является Иракский Курдистан со столицей в Эрбиле.

Скрытая поддержка

Компактное географическое расположение примыкающих друг к другу курдских районов в Турции, Сирии, Иране и Ираке благоприятствует созданию большой курдской автономии. Но в то же время данный фактор консолидирует правительства названных стран, чтобы воспрепятствовать любым проявлениям курдского сепаратизма. Политологи уверены, что в ближайшее время возможна лишь некоторая степень автономии курдов в рамках федеральных систем. К сдержанности в своих устремлениях на пути к самоопределению курдов призывают и лидеры западных держав.

Впрочем, известный востоковед Тофик Аббасов считает, что в создании независимого Курдистана заинтересованы Соединенные Штаты, хотя публично они об этом и не заявляют. Еще во времена президентства Саддама Хуссейна американцы заметно поспособствовали формированию в Ираке местной курдской элиты, посвящая ее в основы государственного строительства.

Одновременно шел процесс подготовки курдских военизированных формирований «пешмерга», которые должны были помогать политикам отстаивать идеалы независимости. Результат работы американцев налицо: личный состав «пешмерга» сегодня насчитывает 100 тысяч штыков, а лидеры Иракского Курдистана полны решимости превратить свою автономию в самостоятельное государство.

В последние годы Вашингтон возлагал свои надежды на сирийских курдов, вынашивая замысел образования на севере Сирии некоего образования, похожего на Иракский Курдистан. Американцам нужен полностью контролируемый регион для размещения своих баз. Однако эти планы нарушила Турция, проводя уже вторую за четыре года военную операцию против террористических группировок сирийских курдов.

Дональд Трамп дал понять, что не будет вмешиваться в этот конфликт, при этом публично осудив вторжение турецкой армии в Сирию. Конечно американцы не собираются полностью выводить свой контингент из Сирии, однако в поддержке деньгами и оружием сирийским демократическим силам (так в США называют местных курдских ополченцев) видимо будет отказано. Проект «Сирийский Курдистан» также повис в воздухе.

Есть еще одна страна, которая видит в создании независимого Курдистана больше плюсов – это Израиль. Не так давно премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху заявил: «В то время, как Израиль выступает против любых проявлений террора, он поддерживает законные усилия курдского народа по обретению собственной государственности». Очевидно Иерусалим действует по принципу «враг моего врага – мой друг». Для него важна любая сила в регионе, которая будет противостоять враждебному арабскому миру.

На пути к независимости

Ближе всех к созданию независимого курдского государства находится Иракский Курдистан. В сентябре 2017 года, несмотря на запрет Багдада, иракские курды провели референдум о самоопределении своей автономии, в котором приняли участие свыше 3,3 млн человек. Подавляющее число (92.73%) проголосовало за обретение полной независимости.

Тогдашний президент Иракского Курдистана Масуд Барзани, чтобы сгладить негативную реакцию иракских властей, заявил, что в ближайшее время они не намерены объявлять о независимости. Он прекрасно понимал, что любой неосторожный шаг в этом направлении способен взорвать регион, создав там еще одну горячую точку.

Официальный Багдад ожидаемо назвал референдум противозаконным и отказался признавать его итоги. 27 сентября 2017 года парламент Ирака наделил премьер-министра расширенными полномочиями для решения курдского вопроса как мирным, так и силовым путем. В первую очередь иракское руководство интересовал нефтеносный район Киркуке, оставленный в 2014 году боевиками Исламского государства и занятый курдскими военными формированиями.

Иракские власти действовали оперативно. В течение первых двух недель октября они прекратили все отношения с курдским регионом, ввели его экономическую блокаду, а иракская армия заняла Киркук. Курды вынуждены были согласиться с условиями Багдада и заморозить итоги референдума.

Западные страны, как и Россия в этом конфликте единогласно поддержали иракские власти. В Совете Безопасности ООН заявили, что независимость Иракского Курдистана представляет угрозу стабильности всей страны, она может стать серьезным препятствием в борьбе против Исламского государства и «помешать попыткам обеспечить безопасное и добровольное возвращение 3 млн беженцев и внутренне перемещенных лиц».

Если иракские курды пока не способны обрести независимость, то о создании единого Курдистана и речи быть не может. Этому препятствует не только позиция центральных властей, но и отсутствие консолидации внутри курдской общности. Например, в жесткой конфронтации друг к другу находятся иракские и сирийские курды. На политической арене пока нет лидеров, способных придать курдскому сепаратизму цельный характер.

Парад суверенитетов

На данный момент размышлять о гипотетически независимом Курдистане можно только в рамках одного региона. Курдская автономия в Ираке наглядно демонстрирует, как могло бы выглядеть это государство. Иракский Курдистан имеет собственные вооруженные силы, валюту, осуществляет независимую от Ирака дипломатию и самостоятельно заключает с другими странами нефтяные контракты. Низкие налоги сделали автономию привлекательной для иностранных инвесторов. Сегодня Эрбиль в экономическом плане выглядит куда более перспективным, чем Багдад. Это подтверждает ВВП Иракского Курдистана, который выше чем в Ираке.

Политолог Тофик Аббасов уверен, что в обозримом будущем мы все же увидим на карте мира независимое государство «Иракский Курдистан», но процесс его создания будет долгим и мучительным. Он обращает внимание на то, что рождению нового государства будут всячески мешать как Ирак, так и Турция. Последняя имеет свою курдскую проблему и не собирается создавать прецедент, поощряющий сепаратизм.

Даже если Иракский Курдистан и будет образован, то он получит в лице региональных держав серьезных оппонентов, которые создадут все условия для политической и экономической изоляции молодого государства. Взять к примеру нефтепроводы, которыми пользуются иракские курды: все они принадлежат Багдаду. Перекрыть курдам нефть – значит лишить их основного источника доходов. У Иракского Курдистана нет выхода к морю, что облегчает возможность соседним странам организовать его транспортную блокаду.

Кроме того, с образованием независимого Курдистана может серьезно накалиться политическая обстановка в Ближневосточном регионе. По словам руководителя Центра координации исследований Российского института стратегических исследований Игоря Боровкова, в результате курдского самоопределения в Ираке обострится стремление к суверенитету и среди других народов – ассирийцев, халдеев, езидов. «Если каждый потребует независимости, то это неизбежно приведет к фрагментации страны, княжествам, враждующим между собой, и тысячелетию кровопролития», – заключил эксперт.