Что шокировало «правильных» воров в законе в 90-е

Одним из основных отличий криминальной субкультуры 90-х годов в СССР (России) от специфики деятельности преступного сообщества прошлых лет было массовое отступление от воровских понятий, которых авторитеты старались придерживаться с 30-х – 40-х годов ХХ века – периода, когда подобные законы зародились и укрепились в данной среде.

Сходки потеряли былую значимость

В книге о законах отечественного преступного мира ее автор Александр Кучинский пишет, что к началу 90-х воровское сообщество уже было разделено на два лагеря – воров старой и новой формации. Если прежде принципиальные вопросы решались на сходках воров в законе, то к последнему десятилетию уходящего ХХ века подобная форма обсуждения смены (реформации) воровского поведения в связи объективными обстоятельствами утратила свою значимость.

Новые «законники» самостоятельно приспосабливались к меняющемся условиям жизни в СССР, который постепенно разваливался как государство. Тех воров в законе, кто остался приверженцем старой традиции, стали называть «нэпманскими ворами» – эти криминальные авторитеты продолжали соблюдать воровские понятия, которые на тот момент имели почти полувековую историю – эти люди гнушались роскоши, не имели семьи, не работали и не сотрудничали с властью. Символом данной традиции был Василий Бабушкин (Бриллиант). По одной из версий, его в середине 80-х убили в «Белом лебеде» как раз по заказу «новых» воров.

«Лаврушники», «пиковые» и «апельсины»

В 90-е особенно четко обозначилась граница между «купленными» ворами в законе («лаврушниками» и «апельсинами») и «нэпманскими». По официальной справке ВНИИ МВД СССР, к началу «лихих 90-х» каждый восьмой «законник» в Советском Союзе не имел ни одной судимости. Тогда как, по понятиям, для вора в законе «дом – тюрьма», он должен «заезжать» «к хозяину» регулярно, и если не большую, то значительную часть своей сознательной жизни провести в местах лишения свободы.
Новые веяния в иерархии воров в законе, которым «нэпманским» ворам оказалось нечего противопоставить, были связаны покупкой и продажей воровского статуса (таких воров называют «апельсинами»). Воровской статус, по данным МВД, стоит от нескольких десятков до миллиона долларов.

В этом особенно преуспели представители кавказского криминального сообщества («лаврушники», «пиковые»). Они, кроме всего прочего, придерживаются собственных, национальных, традиций, превалирующих над воровскими понятиями.
Это новшество на самом деле шокировало «правильных», «нэпманских», воров – прежде, чтобы заслужить статус вора в законе, нужно было соответствовать очень многим критериям, новичка короновала сходка. В 90-е же нередко самым авторитетным воровским статусом «законник» мог наделить претендента единолично. В итоге к распаду СССР, по официальной статистике МВД, лишь треть воров в законе приходилось на представителей славянских национальностей и Прибалтики, в большинстве своем «законники» – это кавказцы.

Ниспровержение традиций

По воровским понятиям, вор в законе не должен был заводить семью. В 90-е годы этой традиции перестали придерживаться в первую очередь кавказские воры. Причем, они не только не гнушались своей семейственностью, но и вовлекали родственников в преступную деятельность. По кавказским обычаям, предательство родного человека ложилось клеймом позора на весь род, поэтому семейные узы в кавказском криминальном сообществе играли важнейшую роль.
К примеру, были женаты грузинский вор в законе Датико Цихелашвили (Дато Ташкентский), известный российский «законник» Вячеслав Иваньков (Япончик).
Ворам новой формации также не чужда была страсть к роскошной жизни. Коронованный в 1991 году Валерий Длугач (Глобус, убит в 1993 году) любил красиво и дорого одеваться, говорили, что пуговицы на его пиджаке из чистого золота. У Глобуса имелся целый автопарк из дорогостоящих иномарок.

«Правильный» «законник» по понятиям никогда не должен отказываться от своего статуса. Однако с начала 90-х годов в России состоялся уже не один судебный процесс, когда эти авторитеты пытались посредством исков о защите чести и достоинства опровергнуть в СМИ сведения о том, что они воры в законе. Бывший собкор «Известий», депутат Госдумы нескольких созывов Борис Резник рассказывал о том, как «законник» Джем (Евгений Васин, который был коронован в 1985 году) в 90-х подавал на него в суд за то, что журналист в своей статье назвал его вором в законе. Резник заявил тогда, что согласен извиниться, если только Джем публично отречется от этого статуса. В итоге Васин иск отозвал.
В криминальной среде у «нэпманских» воров даже мысли не возникает о подобных действиях – по понятиям, такого «защитника чести и достоинства» следовало бы тотчас же раскороновать.