Что заставило «лиса пустыни» Эрвина Роммеля принять яд