Фёдор Шрамко: как советский морпех стал лучшим метателем гранат Великой Отечественной

Несмотря на убойную мощь, ручная граната – это боеприпас, пригодный главным образом в условиях ближнего боя. Использование гранат требует от бойца смелости, силы руки для броска, скорости и меткости. Во время Великой Отечественной войны непревзойдённое мастерство гранатного боя продемонстрировал морской пехотинец Фёдор Шрамко. Обороняясь от немцев в осаждённом Севастополе, он установил своеобразный рекорд – за несколько минут Шрамко метнул во врага 63 гранаты.

«Герой-богатырь»

Впервые о подвиге Фёдора Шрамко советские люди узнали 21 декабря 1941 года из статьи «Ни шагу назад», опубликованной в газете «Красный Черноморец» писателем Петром Гавриловым. Сегодня благодаря документам, доступным в базе данных «Память народа», можно более подробно рассказать об этом эпизоде обороны Севастополя.

Фёдор Фёдорович Шрамко, украинец по национальности, родился в 1913 году в селе Закотном (ныне в Луганской области Украины). До Великой Отечественной войны он, по-видимому, проживал в Никополе Днепропетровской области – именно оттуда 28-летний Шрамко был призван на фронт городским военкоматом в 1941 году.

Летом-осенью первого года войны в составе Черноморского флота Шрамко защищал Одессу. После сдачи Южной Пальмиры в октябре 1941 года его вместе с другими моряками высадили в Севастополе. Шрамко воевал в рядах 3-го полка морской пехоты, которым командовал майор Сергей Гусаров. С 17 декабря немцы предприняли бешеные атаки на участки, которые оборонял 3-й ПМП. 18 декабря командир пулемётного взвода 2-го батальона выбыл из строя, и на его место заступил Фёдор Шрамко. По словам командования, в предыдущих боях Шрамко «проявил себя героем-богатырём».

Гранатный бой

Немцы бросили на позиции пульвзвода силы, в несколько раз превосходившие численность советских бойцов. Чтобы сдержать наступление, черноморцам требовалось удержать господствующую высоту, однако пулемётные патроны оказались на исходе.

«Дело дошло до гранатного боя», – отмечается в наградном листе Фёдора Шрамко.
Детали сражения описывал Пётр Гаврилов. По его словам, Шрамко «встал во весь рост перед тучей врагов».

«Товарищи заряжали гранаты и клали так, чтобы Шрамко было удобнее их брать. Стахановцы в бою!», – отмечал писатель.

Упоминание «стахановцев» заставляет предположить, что подвиг морского пехотинца в известной степени носил постановочный характер. Шрамко состоял в рядах ВКП(б) и, по характеристике командования, был «беззаветно предан партии Ленина-Сталина». Военной пропаганде требовались именно такие персонажи – герои-коммунисты. Однако Шрамко вполне реально рисковал жизнью и проявил недюжинную силу. За несколько минут он метнул в сторону противника 63 гранаты.

«С правой руки вся кожа сошла у Шрамко, пули свистели вокруг героя, снизу лезли с воем и проклятиями враги и не долезли опять до гусаровцев», – писал Гаврилов.

Гранатный «дождь» стал для немцев настоящим кошмаром. Согласно наградному листу, Фёдор Шрамко «уничтожил более 100 фашистских солдат и офицеров, остальные фашисты бросились в бегство, бросая оружие».

Подвиг комвзвода воодушевил других бойцов, так что весь батальон успешно удержал линию обороны.

Последующая служба

В бою 20 декабря 1941 года старшина 2-й статьи Фёдор Шрамко получил тяжёлое ранение. До 25 марта 1942 года он лечился в эвакуационном госпитале 2123, дислоцированном на сочинском курорте Мацеста. Шрамко остался инвалидом 2-й группы, но смог продолжить службу в качестве интенданта и даже добился возвращения в свой полк. Командир полка Гусаров представил морского пехотинца к званию Героя Советского Союза, однако командование Черноморского флота решило ограничиться орденом Ленина. Приказ о награждении Шрамко вышел 8 мая 1942 года.

22 декабря 1942 года храбрый метатель гранат получил медали «За оборону Одессы» и «За оборону Севастополя». Впоследствии Шрамко был также награждён медалями «За оборону Кавказа» и «Орденом Победы». Героический моряк закончил войну в звании главного старшины (соответствует сухопутному старшему сержанту). Демобилизовался он в сентябре 1945 года.

После войны Фёдор Шрамко вернулся в родное село Закотное. В 1985 году он получил орден Отечественной войны 1-й степени. Скончался ветеран 27 июля 1995 года.