20/05/22
кадр из фильма

Гибель «Титаника»: как русский пароход «Бирма» пытался спасти его пассажиров

В России известие о гибели гигантского лайнера «Титаник» вызвало неоднозначную реакцию. Пока обыватели переживали за жертв кораблекрушения, эстеты Серебряного века восхищались мощью природы, способной уничтожить новейшие достижения цивилизации. «Есть ещё Океан», – сказал поэт Александр Блок по поводу катастрофы в Северной Атлантике.

Однако мало кто знал об участии в судьбе «Титаника» команды русского парохода «Бирма». Утром 15 апреля 1912 года среди экипажей судов, находившихся близ места трагедии, прошёл слух, что «Бирма» якобы подобрала пять шлюпок с утонувшего лайнера. В действительности это было не так, хотя экипаж «Бирмы» приложил все усилия, чтобы успеть спасти пассажиров «Титаника».

Трансатлантическая «Бирма»

Трёхпалубный грузо-пассажирский пароход «Бирма» был построен в 1894 году в Шотландии и первоначально назывался Arundel Castle. Корабль способен был вместить больше тысячи пассажиров. В 1907 году «Бирму» за 539 тысяч рублей приобрело «Русское восточно-азиатское пароходное общество» – компания, которая в начале XX века удерживала монополию среди отечественных пароходств на пассажирских линиях Россия-Америка. Пароход совершал рейсы под российским флагом из Либавы (ныне Лиепая, Латвия) в Нью-Йорк через европейские порты и обратно.

В 1909 году капитаном «Бирмы» стал литовец Людвиг Стюлпинг (Stulping или Stulpinas). Экипаж судна отличался интернациональностью. В команде были русские, латыши, эстонцы, а также европейцы – англичане и норвежцы.

«Титаник» долго не продержится»

В ночь с 14 на 15 апреля 1912 года лайнер «Титаник» столкнулся с айсбергом. Спустя 15 минут после полуночи радист «Титаника» Джон Джордж Филлипс отстучал первое тревожное сообщение по беспроволочному телеграфу. В это время в окрестных водах проплывало около десятка кораблей, включая и «Бирму». Русский пароход четырьмя днями ранее вышел из Нью-Йорка, взяв курс на Роттердам.

На «Бирме» у радиостанции дежурили телеграфисты-англичане Джозеф Кеннон и Томас Уорд. Как полагает исследователь Алексей Широков, сигнал с «Титаника» на «Бирме» был принят в 00:33. Ход переговоров между «Бирмой» и «Титаником» источники описывают по-разному. Филлипс передал код бедствия «C.Q.D.» и координаты тонущего судна. Этого было достаточно, чтобы немедленно устремиться на выручку. Однако радист «Бирмы» не распознал радиопозывной «Титаника» – MGY. У Кеннона под рукой был устаревший справочник. Поэтому он решил выяснить подробности, задав вопрос оператору: «MGY, что с вами случилось?». По одной из версий, «Титаник» в это время как раз связывался с другим судном, «Карпатией».

Филлипс мог был коротко ответить «мы тонем». Вместо этого, теряя время, он обозвал радиста «Бирмы» «дураком», и только затем сообщил о столкновении с айсбергом.

Как следует из записей Кеннона, опубликованных в 1990 году газетой The Daily Telegraph, он не стал обижаться на оскорбление. Вместо этого радист «Бирмы» сообщил, что находится в 100 милях, движется на скорости 14 узлов и достигнет указанного места в 6:30 утра. «Окей, старик» – ответили на «Титанике».

Капитан Стюлпинг воспринял случившееся, как личную беду. На «Бирме» слышали сообщение о том, что на «Титанике» сажают в шлюпки женщин и детей, и что лайнер долго не продержится.

В книге корабельного инженера Романа Ловягина «Гибель «Титаника», вышедшей в 1913 году, начальные реплики переговоров не приводятся. Зато процитирована депеша, которую «Бирма» послала в 1 час 58 минут по нью-йоркскому времени: «Идём к вам полным ходом. Прибудем 6 утра. Надеемся вы ещё безопасности. Мы отстоим только на 50 миль».

Экипаж русского корабля не представлял, что «Титаник» уже больше часа, как покоится на океанском дне.

На месте трагедии

Как рассказывал капитан Стюлпинг, чтобы плыть как можно быстрее, он приставил к топкам 14 дополнительных кочегаров. «Бирма» развила максимально возможную скорость в 14 с половиной узлов. Не теряя времени, стюарды готовили места для замёрзших пассажиров «Титаника». Для них испекли горы горячего хлеба и приготовили другую еду.

Тем временем «Карпатия» под утро обнаружила шлюпки с выжившими пассажирами. Семь кораблей, двигавшихся на помощь «Титанику», продолжили свои обычные рейсы. Однако «Бирма» всё ещё плыла в указанное место. В 7:30 утра русские прибыли в точку 4146' северной широты и 5014' восточной долготы. Как оказалось, экипаж «Титаника» ошибся с координатами – никакого огромного айсберга здесь не было.

Продолжая движение, моряки «Бирмы» увидели «Карпатию». Они предложили передать заготовленную провизию для женщин и детей с «Титаника». Однако получили от телеграфиста «Карпатии» весьма грубый ответ: «Заткнись». Будучи сотрудником компании «Маркони», радист «Карпатии» не хотел иметь дело с «Бирмой», так как русский пароход был оборудован другой телеграфной системой – «Де Форест». Таковы были реалии коммерческой конкуренции в начале XX века.

«Мы сделали всё, что было в наших силах, и столкнулись с отказом сообщить нам даже самые важные факты», – возмущался впоследствии Стюлпинг.
Матросы «Бирмы» осмотрели место крушения «Титаника», но выживших не нашли. Зато им удалось сфотографировать айсберг, с которым, предположительно, столкнулся лайнер.

Члены команды «Бирмы» могли многое рассказать об обстоятельствах трагедии. Например, они знали, что корабль «Калифорниан» изначально находился всего в 17 милях от «Титаника», а значит, мог прибыть на место и спасти людей. Но при расследовании моряков «Бирмы» никто не пригласил в качестве свидетелей.
Дальнейшая судьба «Бирмы»

В конце 1913 года пароход «Бирма» переименовали в «Митаву». До начала Первой мировой войны он продолжал плавать в США, а затем был переоборудован в военный транспорт. Однако почти всю войну судно простояло в Кронштадте. В 1921 году пароход выкупили поляки и дали ему имя «Юзеф Пилсудский». Спустя три года бывшую «Бирму», которая ещё не раз меняла владельца, разобрали на металлолом в итальянской Генуе.
Экс-капитан Людвиг Стюлпинг работал начальником литовского порта Клайпеда, он основал «Союз моряков Литвы». Умер Стюлпинг в 1934 году.