14/02/22

Как отряд «советских ниндзя» Виктора Леонова пленил 4 тысячи самураев

Русская пословица гласит: «Смелость города берет». Это сказано именно про таких людей, как Виктор Леонов. Он со своим отрядом действительно брал города исключительно благодаря мужеству и отваге.

Боевой путь

Сын рабочего из Зарайска Виктор Николаевич Леонов был призван в армию в 1937 году, и по его собственной просьбе был направлен на Северный флот. На вопрос, почему он принял такое решение, молодой человек ответил: «Ну как же. Море!». До войны Леонов успел пройти курс обучения подводному плаванию и служил затем на подлодке. Когда на СССР напала гитлеровская Германия, Виктор Леонов обратился с рапортом о зачислении его в 181-й отдельный разведывательный отряд Северного флота. В этот отряд, которым командовал капитан 2-го ранга П. А. Визгин, зачисляли только наиболее подготовленных – самых умелых мастеров подводного плавания, спортсменов и физкультурников. И исключительно добровольцев.

Старшина 2-й статьи Леонов довольно быстро стал лидером в отряде. В 1942 году Леонов, к тому моменту уже младший лейтенант, назначается заместителем командира отряда по политчасти, в 1943 Леонов — командир отряда. Звание старшего лейтенанта Виктор Леонов получает в 1944 году.

К числу наиболее важных операций на западном фронте, в которых участвовал Леонов, следует отнести десант в порту Линахамари и освобождение Петсамо (сейчас Печенга) в 1944 году. Тогда разведчики Леонова высадились на берегу, занятом противником, двое суток пробирались по тундре, не имея возможности даже развести огонь, чтобы согреться, внезапно напали на батарею, расположенную на одной из сопок, и отбили ее. Когда появились катера с немцами, разведчики Леонова вступили тяжелый бой с превосходящими силами противника и продержались до самого прихода наших, обеспечив тем самым успех десанта Красной Армии в Линахамари.

Когда окончилась война с немцами, Леонов — вновь добровольцем – отправился на Дальний Восток. В его разведотряд вошли лучшие бойцы, воевавшие на Кольском полуострове. Все они, как и их командир, тоже были добровольцами. После войны Леонов продолжил службу на Северном флоте, а затем – в центральном аппарате ВМФ СССР. Окончил Каспийское военно-морское училище, дослужился до звания капитана 2-го ранга. В запас был уволен в 1956 году – по собственному желанию. Рапорт об отставке Леонов подал, протестуя против увольнения впавшего в немилость у Хрущева главкома ВМФ Кузнецова и политики сокращения океанского флота.

В. Н. Леонов был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденами Красной Звезды, Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени и многими медалями.

Как воевал отряд Леонова

Особый отряд Леонова получил от своих шутливое прозвище «моряки сухопутья». Немцы называли их «черными дьяволами». Такое прозвище у врага надо заслужить.

Они и заслуживали в полной мере, появляясь внезапно в глубоком тылу и действуя быстро и решительно. На берега, занятые гитлеровцами, бойцов Леонова доставляли торпедные катера, а дальше разведчики пробирались самостоятельно, виртуозно ориентируясь, умело маскируясь, а если нужно – попросту сливаясь с местностью. Они в совершенстве владели всеми видами тогдашнего стрелкового оружия, и своего, и немецкого, а если была необходимость, решительно вступали в рукопашный бой, в котором им не было равных. Леонов учил своих бойцов, что в рукопашной схватке страшно бывает обеим сторонам, и побеждает не самый сильный, а самый храбрый. У него был свой фирменный стиль начала поединка: он широко и дружелюбно улыбался противнику. Мгновения обескураженности таким странным началом было достаточно, чтобы довести дело до безоговорочной победы. Бойцы Леонова с легкостью одолевали хваленых немецких горных егерей, специально обученных разным видам рукопашного боя.

И, наконец, разведчики из отряда Леонова умели действовать не только храбро и хладнокровно, но и удивительно слаженно.

Как был взят порт Вонсан

Все эти качества в полной мере проявились во время десанта в корейский порт Вонсан, занятый японцами. Леонов во главе небольшой группы, в которую вошли разведчики из 140-го отдельного разведывательного отряда РО штаба Тихоокеанского флота, высадился в Вонсане с заданием вступить в переговоры с японцами. Война к этому моменту уже завершалась, Квантунская армия была разгромлена, и командование стремилось принудить японцев к сдаче без кровопролития.

Однако, в Вонсане все пошло не совсем по плану. Японцы решили взять наших десантников в заложники. Они окружили Леонова и группу его солдат и офицеров, и повезли в штаб. Там Леонов быстро взял инициативу в свои руки. Глядя командиру японской части в глаза, он твердо заявил:

«Мы воевали на западном фронте, и у нас большой опыт. Ситуацию мы оценить можем, и взять нас в заложники не получится. Мы будем драться, и, если надо, погибнем здесь все, но погибнем со всеми, кто находится в этом штабе. Разница в том, что вы все умрете, как крысы, а мы попытаемся вырваться отсюда».

Есть мнение, что он использовал менее изящные и более убедительные речевые обороты, но история донесла до нас такой вариант его речи. Тема временем бойцы, привыкшие понимать своего командира без слов, воспользовались ситуацией. Один встал за спиной японского полковника, другой заблокировал дверь, еще один выглянул в окно и доложил обстановку (здесь невысоко, если понадобится - выпрыгнем!).

В довершение эффекта один из бойцов, после войны он стал мастером спорта, поднял своего товарища вместе со стулом и поставил прямо напротив японца. Еще один стоял у двери, поигрывая противотанковой гранатой. Она была без запала, но японцы-то об этом не знали!

Оценив настрой русских и общую обстановку, японский полковник принял единственно верное решение. Он дал команду сдаваться.

Плененный гарнизон – три с половиной тысячи человек! – построили на летном поле. Леонов посадил начштаба и других офицеров к себе в автомобиль, и скомандовал двигаться. Впоследствии он вспоминал, что очень опасался разных неожиданностей – огромная колонна пленных шла безо всякого конвоя. Однако, все прошло без сучка и задоринки, пленные были доставлены к советским позициям. Не сбежал никто. Более того, встречные японские военнослужащие, завидев колонну, дисциплинированно бросали оружие и присоединялись к движению.
Так в распоряжение Красной Армии попало больше 4-х тысяч пленников, три артиллерийские батареи, пять самолетов, боеприпасы и целый порт.