28/02/19
Какие правила ислама нарушила театральная постановка «Охота на мужчин» в Дагестане

На днях соцсети охватило бурное обсуждение антрепризного спектакля по пьесе Альдо Николаи «Охота на мужчин», постановка которого прошла в Махачкале. По сюжету героиня, замужняя женщина, в погоне за остротой чувств и яркими впечатлениями знакомится с молодым интеллигентом, после чего их жизнь окунается в настоящий водоворот событий.

Шквал негативных отзывов вызвало видео, выложенное в Instagram, на котором героиня в нижнем белье соблазняет мужчину. Судя по ролику, реакция зрителей на происходящее была довольно спокойной, однако комментаторов в сети переполняли эмоции: они призывали пресекать подобного рода постановки, которые противоречат базовым ценностям дагестанцев.

Наибольший резонанс получил комментарий бойца смешанных единоборств Хабиба Нурмагомедова, который требовал от властей Дагестана наказать организаторов постановки «по закону», иначе тысячи дагестанцев выйдут на улицы. По словам Нурмагомедова, такие спектакли унижают и провоцируют людей. «Скажите мне, закон нашей страны одобряет спектакль, где голые мужчины и женщины целуются в центре города? Почему закон не работает? И, кто, вообще, за эту порнографию ответит?», — написал спортсмен.

Нападкам подверглись и актеры. Исполнитель одной из главных ролей Станислав Бондаренко вынужден был извиниться в своем аккаунте в Instagram, признав, что в спектакле присутствуют сцены, которые могли быть восприняты неоднозначно. «Если наш спектакль нанес оскорбление зрителям или жителям республики, я приношу извинения. Для меня важен любой исход, который бы остановил нарастающую волну вражды», — подытожил актер.

Стрелы критики полетели и в адрес Министерства культуры Дагестана, однако чиновники объяснили, что не имеют полномочий вмешиваться в ситуацию. Дом Дружбы, где проходил спектакль, относится к Министерству по национальной политике и делам религий Республики Дагестан. Возглавляющая министерство Татьяна Гамалей отметила, что ничего не знала о спектакле, однако обещала в будущем следить за подобными мероприятиями. По словам Гамалей, хотя система запретов в правовом государстве устанавливается законодательством, следует учитывать и традиционные нравственные ценности народа.

Возмущенные пользователи в своих репликах обращали внимание на то, что спектакль наполнен сценами аморального поведения, которые противоречат ценностям народов Республики Дагестан и негативно сказываются на воспитании подрастающего поколения и моральном облике дагестанцев. "Те, кому дороги честь, совесть, достоинство и скромность не пойдут на подобные спектакли", — пишется в одном из комментариев.

Имам махачкалинской джума-мечети Зайнулла Атаев выразил мнение, что такого рода постановки выступают в роли «культурных диверсий», что может быть использовано и в будущем. Атаев призвал все компетентные органы считаться с чувствами верующих и цензурировать постановки, которые могли бы содержать сцены, противоречащие нравственным нормам мусульман. В частности, имам обратил внимание на зрелища с обнаженными и полуобнаженными актерами, которые взаимодействуют на сцене с лицами противоположного пола.

Тема сексуальности и демонстрации обнаженных частей тела для ислама очень остра. Современный богослов Юсуф Аль-Кардави отмечает, что даже говорить на темы секса в мусульманском обществе не принято. Мусульмане, с его слов, таким образом защищают себя от западной культуры, где вседозволенность вышла из берегов: когда телесная нагота становится достоянием всех и вся постепенно утрачивается влечение к представителям противоположного пола — отношения между супругами приобретают «технический» характер.

В Коране есть такие строки: «Интимные отношения ваши с супругой — милостыня». Многие верующие не до конца их понимают: «Как человек может рассчитывать на вознаграждение от Аллаха, если он уже получает сексуальное удовольствие?», — спрашивают они. Пророк на это отвечает: «Разве вы не разумеете, что если бы он имел отношения на стороне, то был бы грешен!? А имея интимные отношения внутри семьи, он будет вознагражден!».

Ислам, как и христианство, непримиримо относится к измене, считая ее одним из смертных грехов. Уже сам сценарий спектакля «Охота на мужчин», если не брать во  внимание сцены соблазнения, предполагает интерес замужней женщины к другому мужчине, что противоречит заповедям Корана. Даже семейным мусульманам не разрешено снимать на камеру собственные сексуальные утехи и смотреть записи вдвоем в качестве реализации сексуальных фантазий. Богословы это объясняют тем, что такие записи могут стать достоянием общественности и использоваться как средство шантажа.

Под запретом в исламе и демонстрация обнаженных частей тела, в первую очередь это касается женщин. В суннах не раз указывается, что мужчина не должен стимулировать чувство вожделения, а поэтому, глядя на чужих женщин, ему следует «опускать взор», чтобы не прелюбодействовать взглядом и помыслами. Закрытые женские одежды призваны не провоцировать возникновения у мужчины греховных мыслей. Если же с вожделением совладать не удалось, то Коран рекомендует сразу же думать о своей жене.

Исламский богослов и толкователь Корана из Саудовской Аравии Абдуррахман ибн Насир ас-Саади комментирует этот запрет так: если женщина не покрывает свое тело, то люди с греховными сердцами могут принять их за блудниц или рабынь и подвергнуть оскорблениям и насмешкам. Женщина, которая прячет под одеяниями свою внешность и фигуру, по словам ас-Саади, не дает повода дурным людям претворить в жизнь свои скверные помыслы.

В суре 33, аяте 59 об этом сказано: «О Пророк! Скажи твоим женам, твоим дочерям и женщинам верующих мужчин, чтобы они опускали на себя свои покрывала. Так их будут легче узнавать (отличать от рабынь и блудниц) и не подвергнут оскорблениям. Аллах — Прощающий, Милосердный».

Некоторые представители творческой интеллигенции пытаются возражать сторонникам запрета спектакля «Охота на мужчин». «Россия — светское государство и вся человеческая деятельность регулируется законом, а не нормами религиозной морали», — аргументируют они. Продюсер спектакля Иван Жидков, опубликовавший пост с извинениями, все же заметил, что «Охота на мужчин» — это классическая итальянская пьеса, которая прочно вошла в репертуар многих театров мира и «постельная сцена — ее полноценная часть».

Журналист и общественный деятель Наталья Захарова обращает внимание на то, что угрозы в адрес актеров и зрителей спектакля, которыми заполнены соцсети, — «откровенный экстремизм». Захарова отмечет, что дагестанцы сами вправе решать, смотреть такие спектакли или нет, всегда есть альтернатива — например, филармонические концерты в Кумыкском театре, но залы там полупустые.