12/12/20
Bundesarchiv.de
Каким обещаниям немцев поверил в плену генерал Власов

В ходе Великой Отечественной войны генерал-майор Андрей Власов перешел на сторону противника и стал одним из самых известных советских предателей. Нацисты сулили ему не только материальные блага, но и почетное место среди немецких офицеров. С помощью неприкрытой лести враг смог превратить бывшего красноармейца в своего верного сторонника.

Одаренный военачальник

Накануне войны Власов занимал завидное положение среди командования Красной армии. Он пользовался уважением начальства, был награжден орденом Ленина и стал командующим 4-го механизированного корпуса. В первые месяцы ведения боевых действий он приобрел славу талантливого военачальника, способного успешно обороняться и наносить точные удары по противнику. Высокую оценку Андрей Власов заслужил и от будущего Первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, который во время войны являлся членом военного совета Юго-Западного фронта. Хрущев называл его человеком спокойным, рассудительным и прекрасно осведомленным об истинном положении дел на фронте. В середине июля 1941 года 4-й механизированный корпус отвели к Киеву, но в сентябре силы Красной Армии были разгромлены и попали в окружение. Через несколько дней с Власовым остались всего два человека: старший политрук Евгений Свердличенко и военврач штабного медпункта Агнесса Подмазенко. На сей раз генерал-майору удалось избежать плена. Однако 20 апреля 1942 года в ходе Любанской наступательной операции Волховского фронта Власов командовал 2-й ударной армией и был вынужден сдаться врагу. После этого он согласился на сотрудничество с нацистами, а затем создал так называемую «Русскую освободительную армию».

«Предложение, от которого невозможно отказаться»

Немецкий бригадефюрер Герман Фегеляйн оставил подробные воспоминания о своем общении с Андреем Власовым. Своему штабу он приказывал обращаться с русским хорошо и делать вид, будто они всерьез признают его генеральский чин. «Когда он войдет, встать по стойке «смирно», обращаться к нему «Господин генерал», чтобы показать ему, как мы его почитаем» – такое поручение дал Фегеляйн. Он утверждал, что русские не умеют поддерживать порядок, зато охотно разглагольствуют о политике и легко верят даже самой грубой лести. «Скажите-ка, “ваше мнение нам невероятно ценно, мы можем у вас учиться”, и вы не найдете ни одного русского комиссара, который не попадется на эту щекотку павлиньим пером», – говорил он. Такой же тактики подчиненные Фегеляйна придерживались и во время общения с Власовым. Он, в свою очередь, раскрыл врагу секретные данные, начиная с расположения батарей и заканчивая планами развертывания дивизий. Причем Фегеляйн подчеркивал, что силу к русскому генералу не применяли, и он сам выложил всю информацию, понимая, что вернуться назад уже не сможет. «А ведь у него был сталинский орден за номером 700, кажется, их большой рыцарский крест», – вспоминал Фегеляйн. Помимо прочего, Власову пообещали пенсию немецкого генерал-лейтенанта, хорошую еду, шнапс и женщин. По мнению немецкого командования, «все это ужасно дешево».

Заложник амбиций

Писатель и журналист Илья Эренбург, лично знакомый с Андреем Власовым, вспоминал: «Он хорошо знал политграмоту, восхищался Сталиным, но убеждений у него не было — было честолюбие. Он понимал, что его военная карьера кончена. Если победит Советский Союз, его в лучшем случае разжалуют. Значит, остается одно: принять предложение немцев и сделать все, чтобы победила Германия. Тогда он будет главнокомандующим или военным министром обкорнанной России под покровительством победившего Гитлера. Разумеется, Власов никогда никому так не говорил, он заявлял по радио, что давно возненавидел советский строй, что он жаждет „освободить Россию от большевиков“, но ведь он сам привел мне пословицу: „У всякого Федорки свои отговорки“...» Но амбициям Власова не суждено было реализоваться. После краха нацистского режима он пытался уйти к американцам, но 12 мая 1945 года был перехвачен советскими офицерами и отправлен в Москву. В 1946 году Андрей Власов был приговорен к высшей мере наказания и казнен через повешение.