11/07/21
Канал «Стамбул»: чем опасен для России «второй Босфор»

Через шесть лет Турция планирует завершить строительство канала, который соединит Чёрное и Мраморное моря и пройдёт параллельно проливу Босфор. Анкара амбициозно называет «Стамбул» «новой страницей развития», но не все разделяют такой восторг: тревогу бьют и экологи, и политики. Что изменится с появлением нового пути?

Шаг в укреплении Турции

Идея строительства канала «Стамбул» была озвучена турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом в начале 2010-х, хотя о необходимости создания водного пути в дополнение к Босфору заговорили ещё в 1990-е годы XX века. Изначально предлагалось закончить его к 100-летнему юбилею со дня основания республики в 2023 году, но согласование проекта слишком затянулось. К 2020 году тендер на работы даже не был объявлен.

Однако глава государства продолжал настаивать на своей инициативе, и его старания в итоге принесли результат. 26 июня 2021 года на торжественной церемонии в Стамбуле Эрдоган дал старт строительству канала – оно начнётся с одного из шести будущим мостов через него.

«Стамбул» — это новая страница в развитии Турции, новый шаг в дальнейшем укреплении нашего государства», — цитирует ТАСС слова турецкого президента.

По его словам, по Босфору сейчас идёт «один из самых напряжённых в мире» трафиков, и каждый проход большого судна по проливу несёт серьёзные риски аварий для города. Канал позволит сократить время ожидания на проход между морями и будет в 12 раз безопаснее, заверил глава государства. Он сможет пропускать более 185 судов в день, в том числе нефтегазовозы длиной до 275 метров и контейнеровозы длиной до 300 метров, тогда как через Босфор за сутки проходит не больше 118-125 кораблей.

В общем-то Эрдоган не лукавит, когда описывает, насколько грандиозным получится канал. Длина «Стамбула» составит 45 километров, ширина – 275 метров, глубина – 20,75 метра. Для реализации проекта, помимо прокладки искусственного русла, потребуется сооружение шести мостов, двух городов, создание портовой инфраструктуры, технологических и логистических центров. Планируется оборудовать даже отдельные туристические зоны.

На реализацию проекта понадобится порядка 15 миллиардов долларов, а закончить его строительство планируется в течение шести лет, после чего он будет приносить Турции по миллиарду долларов в год.

Действенный механизм

Турецкой экономике строительство «Стамбула», безусловно, принесёт много пользы. Проход кораблей из Мраморного в Чёрное море станет более надежным. Конвенция Монтрё, которая регулирует судоходство через Босфор и Дарданеллы, была принята в далёком 1936 году и не учитывает многих требований к безопасности, что повышает риски катастроф при навигации, особенно при растущей нагрузке на пролив.

Но даже с учётом этого для экологов риски, которые несёт прокладка канала, превышают возможные выгоды. Среди угроз: обмеление Чёрного моря, нарушение экосистемы Мраморного моря, учащение землетрясений и даже дефицит пресной воды в Стамбуле.

Отдельный вопрос – как будет регламентироваться проход через «Стамбул» военных кораблей. В настоящее время, согласно конвенции Монтрё, судам флотов государств, которые имеют выход к Чёрному морю, разрешено проходить через проливы, предварительно уведомив турецкие власти.

Для военных кораблей нечерноморских держав, установлены более жёсткие нормы. Им необходимо получать разрешение на проход у Анкары, но, помимо этого, конвенция ограничивает время нахождения в Чёрном море и общий тоннаж. На выполнение задач даётся всего 21 день, а суммарное водоизмещение не должно превышать 30 тысяч тонн, или в случае увеличения военно-морских сил черноморских стран – 45 тысяч тонн.

Сложившийся механизм вполне обеспечивает стабильность в регионе, но, очевидно, ограничивает возможности некоторых государств. И те, чьи интересы затрагивают неудобные положения конвенции, периодически предлагают пересмотреть их. Но пока большинство стран выступает против этого. А вот что будет с новым каналом – не совсем ясно.

Новый канал – старые правила?

Ранее Реджеп Тайип Эрдоган уже заявлял, что конвенция Монтрё продолжит действовать после строительства «Стамбула», но на него правила распространяться не будут. На этом фоне появились небезосновательные опасения, что канал позволит Анкаре обходить нормы документа.

«Власти хотят сказать, что проект не связан с конвенцией и, по сути, не подчиняется ей, так как сооружение искусственное. Это совершенно другой канал, который в перспективе может стать угрозой доктрине Монтрё», — пояснил РИА «Новости» старший научный сотрудник ИМЭМО РАН имени Е.М. Примакова, доцент Дипломатической академии МИД России Владимир Аватков.

В то же время российский посол в Турции Алексей Ерхов в беседе с РИА «Новости» отметил, что дискуссии преждевременны, пока не будут известны параметры канала. К тому же, напомнил дипломат, конвенция регулирует порядок прохода не только через проливы Босфор и Дарданеллы, но и в целом в акватории Черного моря.

«Это очень важно. Наличие или отсутствие дополнительной водной артерии не меняет международно-правового режима, установленного конвенцией», – подчеркнул Ерхов.

Вместе с тем при резком ухудшении российско-турецких отношений могут возникнуть всякого рода спекуляции. США, Великобритания и другие ведущие страны НАТО наверняка ухватятся за любую возможность нарастить численность судов в Чёрном море, в непосредственной близости у границ России. И без ограничений по тоннажу и продолжительности нахождения, установленных конвенцией, заходить в акваторию смогут, в том числе, авианосцы, что можно считать непосредственной угрозой российским стратегическим объектам.

При этом ситуация в регионе в последнее время и без того накалилась. Именно поэтому крайне важно документально закрепить положения об использовании «Стамбула» до его появления.