Кавалеристы Муссолини против красноармейцев: чем закончилась последняя в истории атака конницы

Вторая мировая стала последней войной, в которой массово применялась конница, причём речь идёт не только о тыловых частях. Успешно громили немцев казачьи подразделения Красной Армии. Отличилась и европейская кавалерия, имевшая многовековые традиции. Последней крупной кавалерийской атакой в истории британский историк Норман Дэвис называет бой у хутора Избушенского 24 августа 1942 года. Считается, что итальянские всадники «Савойской кавалерии», вооружённые саблями, наголову разгромили красноармейцев. Однако реальные результаты этого боя остаются предметом дискуссий.

Атака «Савойской кавалерии»: взгляд с Запада

В изложении западных авторов история битвы под Избушенским до боли напоминает горьковское «Безумству храбрых поём мы песню!» В роли «соколов» представлены бойцы элитного полка «Савойская кавалерия», насчитывавшего 600 всадников. В полку служили видные представители итальянской аристократии. Достаточно сказать, что его командир – 49-летний полковник Алессандро Беттони Каццаджо – приходился сыном сенатору Федерико Беттони Каццаджо. До войны он прославился как профессиональный участник состязаний по конкуру, и даже представлял Италию на Олимпиаде 1928 года в Амстердаме. Каццаджо трудно было отнести к убеждённым фашистам – он являлся поклонником Савойской династии и лично короля Виктора Эммануила III.

То ли Бенито Муссолини хотел, чтобы роялисты сложили головы на Восточном фронте, то ли итальянцы готовили кавалерию исключительно для гарцевания в тылу, но основным вооружением «савойцев» были сабли. Правда, «в довесок» к холодному оружию кавалеристы имели гранаты, а один из эскадронов оснастили пулемётами.

События развернулись в Серафимовичском районе Волгоградской области. 20 августа 1942 года Красная Армия успешно атаковала здесь 2-ю итальянскую горнострелковую дивизию «Сфорцеска». Стоит отметить, что дивизия отнюдь не отличалась доблестью – за свои неоднократные отступления с поля боя она получила прозвище «Тикай» (от украинского глагола «беги»). Вот и на сей раз советская 304-я стрелковая дивизия легко потеснила горных стрелков. В резерве у командования не оставалось вспомогательных сил, кроме «Савойской кавалерии».

Полковнику Каццаджо поручили занять стратегически важную высоту 213,5. Вечером 23 августа, разбив лагерь на юго-восточном склоне, итальянцы стали готовиться к утреннему бою.

Аристократам-кавалеристам противостоял 812-й стрелковый полк, насчитывавший 2500 красноармейцев. 1-й и 2-й батальоны полка скрытно окопались близ подсолнухового поля. 24 августа, за пару часов до рассвета, русские открыли огонь по итальянским позициям. Сначала кавалеристы отстреливались, но вскоре у Каццаджо созрел дерзкий план – зайти на советские позиции с тыла.

Пара эскадронов, которыми командовал капитан де Леоне, незаметно добралась до «мёртвого пространства» в складках местности, слева от красноармейцев. Оттуда проще всего было атаковать с элементом внезапности.

Выждав время, итальянская кавалерия под звуки горна галопом поскакала с обнажёнными саблями. Всадники оглашали степь традиционным боевым кличем «Savoia!»

«Манёвр удался и сотни кавалеристов стремительно ворвались в ряды советских солдат, – пишет военный историк Джей Хэммингс. – Итальянцы резали и рубили пехотинцев саблями, бросали в окопы русских гранаты, успевая перескакивать через эти окопы».

Замешательство, впрочем, было недолгим, и советские пулемётчики принялись расстреливать лошадей. Но в это время остававшиеся эскадроны Каццаджо ринулись в бой с другой стороны под прикрытием пулемётов. Раздались взрывы, засвистели лезвия. К 9:30 бой закончился. 812-й полк был сброшен с высоты 213,5 на её северо-восточные скаты.

По утверждениям итальянцев, они убили 150 красноармейцев и взяли в плен 600 человек. Их собственные потери были куда меньше – 32 убитых, не считая сотни лошадей (по другим данным, 40 человек убитыми и 72 ранеными). Среди погибших был олимпийский бронзовый медалист по пятиборью Сильвано Аба.

По итогам боя «Савойскую кавалерию» буквально засыпали наградами – им вручили 2 золотые и 54 серебряные медали, а также 49 боевых крестов. Но в дальнейшем немцы запретили конникам проводить такие самоубийственные атаки.


Битва под Избушенским зафиксирована и в советских источниках. Свет на обстоятельства боя проливает боевое донесение штаба 304-й стрелковой дивизии, доступное на ресурсе «Память народа». В документе уточняется, что конница действовала не в одиночку, а синхронно с двумя пехотными полками. Исход боя описан так: «1 и 2/812, потеряв почти весь свой личный состав в бою с кавалерией уничтожили до 500 итальянцев» (особенности пунктуации сохранены).

Конечно, нужно учитывать «эффект приписки», но собственные потери советское командование рассматривало внимательно. И, здесь на первый взгляд, не было столь ужасной картины разгрома, какую рисуют донесения итальянцев. По данным оперативной сводки, составленной ночью 25 августа, за предыдущие сутки три стрелковых полка, в том числе и 812-й, потеряли лишь 184 человека убитыми и 82 человека ранеными. Но это без учёта пропавших без вести.

«Числовых оценок последствий контрудара итальянцев в сводке за 24 августа нет. Однако их можно оценить, сопоставив с донесениями за предыдущие дни и за весь период наступления. В них хорошо видно, что число пропавших без вести в первые дни операции незначительное, а вот общее их количество достаточно велико. Соответственно, довольно большие потери пропавшими без вести попадают на период контратаки итальянцев», – отмечает историк Алексей Исаев в книге «Сталинград. За Волгой для нас земли нет».

Причину успеха кавалеристов специалист видит в том, что 812-й полк вёл бой в условиях отсутствия «локтевой связи» между полками.

Так или иначе, удар «Савойской кавалерии», «сгладивший» линию фронта, помог итальянцам и немцам ненадолго. Уже 27 августа 304-я дивизия возобновила наступление на позиции врага.