Почему Сталин прощал Ворошилову любые неудачи