Климент Ворошилов: единственный, с кем Сталин был на «ты»