«Компромат на Тухачевского»: зачем его собирали в Третьем Рейхе

Некоторые историки считают, что именно на основании документов, переданных Сталину президентом одной из европейских стран, Михаил Тухачевский и получил расстрельный приговор. Иние считают, что дело вовсе не в роковом досье. Но тот факт, что материалы на Тухачевского действительно существовали, не отрицали даже немцы.

Как пишет Константин Рыжов в своей книге «100 великих россиян», процесс, направленный против представителей высшего командования Красной армии, начал раскручиваться в 1936 году. Именно тогда были взяты под стражу комкоры Виталий Примаков и Витовт Путна. А в мае 1937 года был арестован и военачальник Михаил Тухачевский. Тухачевский был обвинен в связях с германской разведкой и подготовке военного переворота. Поначалу Михаил Николаевич отрицал предъявленные в его адрес обвинения, но уже спустя несколько дней, как утверждает Рыжов, под давлением следователей, маршал признал все.

Если верить Андрею Шаваеву, автору издания «История военной контрразведки», для рассмотрения дела Тухачевского и его «соратников» было образовано Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР. Поздним вечером 11 июня 1937 года Михаил Тухачевский и другие «заговорщики» были признаны виновными во вменяемых им преступлениях и приговорены к смертной казни. Тухачевского и остальных расстреляли тут же, в подвале Военной коллегии Верховного суда СССР. Спустя 20 лет Михаил Тухачевский был полностью реабилитирован. Однако Владимир Логинов, автор книги «Живой Сталин», утверждает, что военачальник был реабилитирован по сомнительному поводу, а вот расстрелян на основании документов.

Документы, о которых упоминает Владимир Логинов, Э. Бояджи, автор издания «История шпионажа», считает фальшивкой. По словам Бояджи, фальсифицировали эти материалы нацисты, которые были уверены в том, что военный переворот может смести не только Иосифа Сталина, но и Адольфа Гитлера. Да и война между СССР и Германией не состоялось бы. Для подделки досье немцы воспользовались официальной перепиской Михаила Тухачевского с военным командованием Веймарской республики в период сотрудничества двух стран. Оформил документы, якобы подтверждавшие связь Тухачевского с немецкой разведкой, тогда занимавший пост начальника Тайной государственной полиции Рейнхард Гейдрих.

В свою очередь, военный представитель Германии в Праге передал досье на Тухачевского президенту Чехословакии Эдварду Бенешу, который и «поделился» им со Сталиным. К слову, Бенеш во время Второй мировой войны несколько лет находился за границей. Только в 1945 году он вернулся в Прагу и снова был избран президентом. Бенеш ушел в отставку в 1948 году и в том же году скончался. У президента Чехословакии были свои причины для того, чтобы снабдить Сталина компроматом на Тухачевского. По мнению Владимира Суходеева, автора книги «Военный гений Сталин», над Чехословакией в тот момент нависла угроза германской агрессии, поэтому Бенеш был заинтересован в укреплении своего союзника СССР и предотвращении готовившегося там военного переворота.

Примечательно, что Владимир Суходеев утверждает, что так называемое «дело Тухачевского» основывалось далеко не только на основании документов, переданных Эдвардом Бенешем Иосифу Сталину. Версию о том, что Сталин «заглотнул» дезинформацию, подброшенную немцами, раскрутил Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, инициировавший развенчание культа личности своего предшественника. Однако же никаких документов, которые оказались в руках Сталина благодаря Бенешу, Хрущев не предоставил. Никита Сергеевич лишь упомянул о досье на Тухачевского на ХХII съезде партии. Как пишет в своей книге «Как нашей стране доставались Победы» Станислав Аверков, ничего не знал о подобных документах и Павел Судоплатов.

Однако даже немцы подтверждали, что компромат на маршала действительно существовал. Так, если верить Юрию Мухину, автору книги «Путешествие из демократии в демократию и дорога обратно», начальник гитлеровской внешней разведки службы безопасности Вальтер Шелленберг не отрицал тот факт, что досье на Михаила Тухачевского и в самом деле собрал Гейдрих. Однако, как рассказывал Шелленберг, документы были подделаны лишь частично: «Не больше, чем нужно для заполнения некоторых пробелов». В качестве доказательства своих слов Шелленберг приводил тот факт, что столь объемное досье невозможно было собрать за короткий срок, а между тем оно было представлено Гитлеру уже через 4 дня.