«Японский Рембо»: как самурай Коширо Танака стал «душманом»