23/07/22
ФОТО: Сенцов Александр/Чумичев Александр

«Лучший антикризисный менеджер России»: за что Ельцин отправил в отставку Примакова

12 мая 1999 года президент Борис Ельцин отправил в отставку главу правительства Евгения Примакова. Это было сделано несмотря на то, что премьеру в короткие сроки удалось стабилизировать ситуацию в стране, пережившей дефолт. Но у Ельцина на то были веские причины.

Реформатор

Евгений Максимович Примаков, начавший свою политическую карьеру еще в СССР, умел уживаться с любым главой государства – Горбачевым, Ельциным, Путиным. При этом он всегда сохранял независимость своей точки зрения, находил пути решения проблем, которые устраивали разные стороны. Когда компромисс был невозможен Евгений Максимович не боялся вступать в противоречие с высшим руководством.

В советское время, как специалист по Среднему Востоку, он отстаивал позицию противников ввода наших войск в Афганистан. В годы Перестройки не раз спорил с Горбачевым относительно его методов политических и экономических реформ. В 1993 году не поддержал указ Ельцина о роспуске Совета народных депутатов и Верховного Совета.

После распада СССР, 26 декабря 1991 года, Примаков занял пост директора Службы внешней разведки Российской Федерации. Его приход в СВР совпал с непростыми временами для этой организации: пользуясь развалом социалистического блока и ухудшением экономической ситуации в России западные спецслужбы развернули бурную деятельность, направленную на расширение агентурных сетей.

Примаков в свою очередь приступил к налаживанию отношений между СВР и ЦРУ. По его приглашению в Москву прилетел директор ЦРУ Роберт Гейтс, а Евгений Максимович нанес ответный визит в Вашингтон. Конечно, не все было гладко. Стороны высказали друг другу немало взаимных претензий. Тем не менее тогда начался принципиально новый этап в отношениях российских и западных спецслужб.

9 января 1996 года Примаков получил пост министра иностранных дел. За относительно короткий срок на этой должности, 2,5 года, он не успел серьезно изменить систему внешнеполитических отношений России, однако при нем МИД, как ранее СВР, начал адаптироваться к изменившимся для страны реалиям в международной политике, в то же время отстаивая российские национальные интересы.

С именем Примакова связывают отход России от атлантизма, наметившегося в первые годы президентства Ельцина, и переход на многовекторную политику, ориентированную как на страны Европы и Северной Америки, так и на государства Ближнего и Дальнего Востока, Южной Азии, Латинской Америки и Африки. Именно при Примакове были заложены основы для создания содружества БРИКС.

Кризис менеджер

Мировой финансовый кризис, повлекший за собой необратимые последствия в российской экономике, которые в августе 1998 года привели к дефолту, заставил руководство страны срочно менять кабинет министров. Ельцин на пост главы правительства вместо Сергея Кириенко хотел поставить своего давнего соратника Виктора Черномырдина, однако думская фракция КПРФ выразила категорическое несогласие с предложением президента. Распускать Думу Ельцин не хотел, иначе на досрочных выборах в парламент левые могли набрать еще больше голосов.

Тогда лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский предложил кандидатуру, способную устроить всех – Евгения Примакова. Борис Николаевич был не против, не возражали и коммунисты. Было решено, что Ельцин примет Евгения Максимовича у себя на даче. Многочасовой разговор ни к чему не привел: Примаков вежливо отклонил предложение, сославшись на чрезмерные нагрузки. «Хочу спокойно доработать свой срок, а на пенсию уйдем вместе в 2000 году», – предложил он Борису Николаевичу.

Правда через несколько дней Примаков все же был вынужден дать свое согласие. По данным историка Леонида Млечина, главу внешнеполитического ведомства уговорили люди из президентского окружения – те, кто позднее будет активно стремиться выдавить Примакова с занимаемой должности. Но сейчас нужно было спасать страну от последствий дефолта, обесценившего российскую валюту в три раза.

10 сентября 1998 года Борис Ельцин внес официальное предложение в Думу назначить Евгения Примакова на пост Председателя Правительства Российской Федерации. На следующий день кандидатура Примакова была утверждена в парламенте: «за» проголосовало 315 из 450 депутатов.

Новый премьер умело лавировал между думскими фракциями. Либералам говорил, что возврата к планированию не будет, а коммунистов уверял, что мы не можем надеяться только на механизмы рынка. Тем временем Евгений Максимович претворял в жизнь свое видение экономических мер, способных стабилизировать финансовое положение в стране. К примеру, он сумел использовать девальвацию рубля во благо отечественного производителя. Экономическая ситуация в стране мало-помалу стала выправляться.

Однако довести начатое до конца ему не удалось. Примаков только-только вывел российскую экономику из шокового состояния, как 12 мая 1999 года Ельцин отправил его в отставку. Президент аргументировал свое решение тем, что нынешнее правительство не убедило его в том, что способно осуществить экономический прорыв и вывести Россию в число мировых лидеров.

Для многих тогда решение Ельцина оказалось странным и нелогичным. По данным «Фонда общественного мнения», 81% опрошенных россиян неодобрительно отнесся к отставке Примакова. Респонденты отмечали, что правительство сделало серьезные шаги для стабилизации политической и экономической ситуации в России.

На посту главы правительства Евгения Примакова сменил Сергей Степашин. Бывший министр внутренних вряд ли был способен обеспечить прорыв в экономике, о котором мечтал Ельцин, но, судя по всему, в Кремле от него этого и не ждали. Поговаривают, он просто был сговорчивее предшественника.

Опасная популярность

Примаков находился на посту премьера всего 8,5 месяцев, однако успел снискать популярность у многих россиян. Накануне очередных президентских выборов он становился реальным претендентом на кресло главы государства. Ельцин и его окружение это понимали, что во многом и предопределило судьбу Примакова. Вряд ли Борис Николаевич боялся конкуренции, так как на очередной президентский срок тогда уже не рассчитывал. Очевидно, он просто не желал усиления популярности политика, к которому не испытывал ни симпатии, ни доверия.

Примакова многие называют первым после Петра Столыпина относительно самостоятельным премьером, имевшим парламентское большинство и внушительную базу поддержки. Но у таких личностей политический век обычно короткий. Политологи высказывают мнение, что если бы Примаков стал президентом (на то были все основания), то после его первого президентского срока Россия могла бы вступить в совершенно новую эру своего развития.

На то, что Примаков был более чем реальным кандидатом на пост главы государства указывает целый ряд фактов. В октябре 1996 года известный российский юрист Сергей Шахрай стал советником Евгения Примакова. По словам президента Института стратегических оценок Александра Коновалова, Шахрай всегда работал с первыми лицами государства, и этот шаг означал, что юрист увидел в Примакове фигуру, способную занять высший пост страны.

Сам Евгений Максимович давал понять, что не претендует на роль главы государства. Хотя выстраивание им отношений с министрами силовых ведомств свидетельствовало, что из большой политики он уходить пока не собирается. Нужно сказать, что силовики откликались на его стремление к сближению. Они видели в Примакове преемника сходящего с политической сцены, хронически больного Ельцина.

В конце 1998 года уровень поддержки Примакова среди населения был достаточно высоким – 54%. В случае досрочного сложения с себя полномочий действующим президентом он был кандидатом номер один на главный пост в государстве. Зюганов в начале 1999 года предложил Примакову призвать Думу воспользоваться правом импичмента Ельцину. «Вас поддержат военные, а Дума провозгласит временным президентом», – пообещал лидер коммунистов. Однако Евгений Максимович не захотел расшатывать политическую ситуацию в стране, которая еще не оправилась от последствий дефолта.

Не совладал с оппозицией

С начала 1999 года Примаков приступил к более активным политическим действиям. В частности, он направил спикеру Думы Геннадию Селезневу письмо, в котором предложил правительству и Думе выступить с совместным заявлением. Суть его в подписании парламентом, кабинетом министров и президентом соглашения, где последний берет на себя обязательства воздержаться от роспуска Думы и правительства, а правительство в свою очередь – не ставить перед Думой вопрос о доверии себе. К документу также прилагался проект закона о гарантиях лицам, занимавшим пост главы государства.

Однако предложение, внесенное премьером, было встречено большей частью сообщества неодобрительно. Многие СМИ усмотрели в нем попытку ограничения полномочий президента и даже намерение отрешить Ельцина от власти (для этого якобы и вводился пункт о гарантиях президенту). В Кремле были также встревожены «мирными инициативами» Примакова. Находившийся тогда в клинике Ельцин, по словам его окружения, был вне себя от ярости.

Именно с этого момента отношения между администрацией президента и кабинетом министров стали стремительно ухудшаться. В марте 1999 года на должность руководителя Администрации Президента Российской Федерации был назначен Александр Волошин, на которого, по некоторым данным, были возложена задача снижения популярности премьера с последующим смещением его с занимаемой должности. Об этом свидетельствует одно из первых публичных высказываний Волошина, который заявил, что Кремль не считает правительство Примакова своим «стратегическим союзником», хотя и полагает, что в политике «на каких-то этапах необходимы компромиссы».

В определенной степени задачу Ельцину облегчили левые думские фракции, которые в разгар его противостояния с премьером инициировали голосование об импичменте президенту. По мнению Бориса Николаевича, это было на совести Примакова, который в непростой период для страны не смог или не захотел найти компромисс с оппозицией. Так или иначе импичмент показал, что отставка Примакова – это вопрос времени.

Впрочем, политологи тогда были почти уверены, что несмотря на отставку Примакова, он все еще является главным кандидатом на пост президента в грядущих выборах. Однако уходящий с политической авансцены Ельцин принял решение, которое навсегда отрезало Евгению Максимовичу путь к вершине власти, впрочем, как и к другим ключевым государственным постам.