Моряки, снайперы, лётчики: какие негласные правила они соблюдали в Великую Отечественную

Говорить о соблюдении на войне каких-либо правил, если речь идет о противнике, довольно странно. Тем не менее солдаты всех времен вырабатывали собственные негласные правила по отношению к врагу. Были такие правила и в годы Великой Отечественной войны. И соблюдался этот «кодекс чести», подчас, более дотошно чем иные соглашения, закрепленные международным сообществом.

Правила, которые соблюдали все

Одно из главных правил войны, и не только Второй мировой – не мешать работе похоронных команд. Когда пальба стихает, и на изрытое взрывами поле сражения выходят, чтобы собрать убитых, не стреляет никто. Об этом писал в своих воспоминаниях Константин Симонов, рассказывали об этом и участники войны. Причины понятны: во-первых, понимание того, что смерть на войне может настигнуть каждого, а во-вторых – зрелище гниющих трупов не радует никого. Не принято было стрелять и в санитаров, подбирающих раненых. Но это только после окончания сражения. В бою на мушку мог попасть и санитар. Во всяком случае, советские девушки, вытаскивавшие раненых, неоднократно оказывались сами на госпитальных койках или были убиты.

Еще одно правило: не стрелять в водоносов. Такое случалось на устоявшихся участках фронта, где шли, как говорят, «позиционные бои». В этой ситуации боец в противоположном окопе постепенно начинает восприниматься едва ли не как товарищ по несчастью, которому тоже совсем не хочется помирать. По этой причине, солдат, занимавшихся хозяйственными делами, старались не трогать, понимая, что вскоре за водой обязательно нужно будет идти и кому-то из своих. Ветераны вспоминают, что если офицер требовал стрелять в водоносов противника, то стрелок старался промазать.

Этот «этикет», впрочем, совершенно не мешал перекрывать противнику доступ к воде и брать его, таким образом, измором.

В недолгие периоды позиционных боев случались эпизоды, которые могут показаться даже комичными. В книге воспоминаний «Взвод, приготовиться к атаке!» Ткаченко есть рассказ о том, как в Венгрии наши и немецкие позиции расположились вдоль виноградников и винных погребов. Между бойцами довольно быстро установилась договоренность: до полуночи за вином ходят бойцы РККА, а после полуночи – немцы. Ночью на позициях стояла поразительная тишина и слышно было лишь, как поскрипывает снег под ногами солдат, направляющихся в погреб.

Не принято было стрелять и в тех, кто выбрался из окопа по нужде. Тут тоже срабатывал простой принцип: нарушишь этот обычай, и в следующий раз пуля застигнет в такой момент тебя или твоего товарища. А устраивать сортир в окопах, где и без того тошно, никому не хотелось.

Помимо «общевойсковых» неписаных правил, существовали кодексы бойцов определенных родов войск.

Правила снайперов

Снайперы на любой войне имеют своеобразную репутацию. Свои их уважают и слегка им завидуют, враги – откровенно ненавидят, и даже в плен берут редко, расстреливая на месте. Отчасти это отношение было продиктовано тем, что у снайперов существовал собственный свод правил.

Снайперы придерживались того же обычая, что и прочие бойцы – не стрелять в солдата, вышедшего по нужде. Но дело тут не столько в гуманизме, сколько в практических соображениях. Эти стрелки выслеживали «серьезную дичь» в виде офицеров, и выдавать свою позицию, убивая рядовых, им было совсем ни к чему. Дурным тоном считалось также стрелять по санитаркам и медсестрам.

Зато снайперы подчас демонстрировали странный «гуманизм», стараясь не убить, но серьезно изувечить жертву. Цинизм войны заключается в том, что раненый причиняет противнику гораздо больше хлопот, чем убитый.

Правила летчиков

Летчики относились (да и относятся сейчас) к элитным войскам. И так уж повелось, что у элиты, «аристократов неба» складывалось и особое отношение к врагу, выходящее за рамки обычного для войны взаимного ожесточения. Между нашими и немецкими асами иной раз возникало почти спортивное соперничество, замешанное на чувстве уважения к противнику.

Иногда можно встретить мысль о том, что такое отношение восходит ко временам Первой мировой войны, когда все летчики были наперечет и знали друг друга лично.

Одним из важнейших правил взаимного летного «этикета» был запрет на стрельбу по противнику, вынужденному прыгать с парашютом. Причин тут немало. Не последнюю роль играл тот факт, что летчик, если он выбросился над нашей территорией, непременно попадет в плен и станет источником ценной информации. Да и в горячке воздушного боя не всегда есть время для расстрела уже побежденного врага. И, разумеется, никто не отменял великодушия к побежденному.

Но с великодушием получалось далеко не всегда. Известно, например, что легендарный Александр Покрышкин после того, как немцы расстреляли таким образом его ведомого, тоже стал расстреливать немецких летчиков, спасавшихся на парашютах.

Правила моряков

Одно из основных правил на море – спасать человека, оказавшегося за бортом – во время войны постоянно входит в противоречие с главным смыслом военных действий, который заключается в уничтожении вражеского судна и его команды.

Тем не менее после того как корабль противника уничтожен, а члены команды барахтаются в воде, обычай предписывает оказать выжившим посильную помощь. Это правило выполнялось далеко не всеми и не всегда, но история знает несколько впечатляющих случаев такого гуманизма, проявленного в годы Второй мировой войны. Один из них – история о том, как капитан немецкой подлодки Хартенштайн отчаянно пытался спасти пассажиров им же потопленного британского судна «Лакония».

Спасенные, разумеется, немедленно становятся пленниками.

Поступок Хартенштайна вошел в противоречие с инструкциями командования Рейха, которые предписывали спасать лишь капитана корабля и старших офицеров.

Еще одно неписанное правило войны на воде – пленным морякам, как правило, оставляют их тельняшки. Тельняшка – символ принадлежности к морскому братству, а моряк, даже и вражеский, другого моряка должен уважать. Например, когда советские моряки с военной базы на полуострове Ханко оказались в плену у финнов, тельняшки им оставили.

***

Правил войны, писаных и неписанных существует немало. Но, по большому счету, все эти правила очень относительны. Когда противники впадают в ожесточение боя, когда солдат получает известия о гибели своей семьи, когда вокруг падают убитые товарищи, все правила и нормы морали исчезают, как дым.