18/07/19
Остров «А.Л.Ж.И.Р.»: самое страшно место для советских женщин

В 1937 году в СССР вышел приказ об аресте родственников граждан, осужденных за измену Родине. Жены высшего генералитета Красной Армии, наркомов, ученых, писателей были отправлены в Акмолинский лагерь, расположенный в степях Казахстана.

Приказ Ежова на арест

15 августа 1937 года генеральный комиссар СССР Николай Ежов подписал приказ НКВД No00486 «О репрессировании жен и размещении детей осужденных изменников Родины». На всех членов семьи заводилась особая карточка, особое внимание уделялось детям старше 15 лет, которых считали «социально опасными и способными к антисоветским действиям». Приказ предписывал арестовать и без суда отправлять женщин на 5-10 лет в лагерь. Беременным, пожилым, больным вручалась подписка о невыезде.

Судьбу остальных членов семей «предателей» определяли местные органы НКВД. Квартиры арестованных женщин опечатывались, а имущество конфисковывалось. С собой разрешалось брать личное белье, комплект одежды, обувь. По архивным данным НКВД с 1937 по 1939 год было арестовано 18 тысяч жен «изменников», у которых изъяли 25 тысяч детей.

Остров Алжир

Для содержания тысяч осужденных в окрестностях современной столицы Казахстана, города Нур-Султан, был организован «Акмолинский лагерь жен изменников Родины», в устной аббревиатуре известный как «А.Л.Ж.И.Р.». К 1938 году в лагере содержалось 10 тысяч женщин и еще 4,5 тысячи находились в других отделениях, разбросанных по Казахстану. У многих в личном деле было написано ТФ-тяжелая физическая работа.

По воспоминаниям бывших осужденных, лагерь площадью 30 тысяч гектаров был как остров посреди степи, обнесенный колючей проволокой и вышками наблюдения. На территории находилось озеро Жаланаш, с заросшими камышом берегами. Зимой заключенные резали камыш и отапливали им саманные бараки, которые складывали из местной глины и соломы.

Условия задержания

Первая партия осужденных на 8-10 лет жен, сестер, матерей прибыла в лагерь 6 января 1938 года. По воспоминаниям Анны Яндановой « ... Питание ужасное: пшенная каша и баланда. Мясо не видели никогда. Иногда давали коровьи ноги — волосатые копыта, ночью мы их чистили, просушивали и варили».

Другая осужденная Мария Анцис вспоминала, что перед ними выступил начальник Карагандиского ИТЛ Отто Линин, который сказал: «Можем вам сообщить невеселые вести. Мужья ваши расстреляны как враги народа. Дети ваши в детских домах, от вас отказались. Советская власть их воспитывает настоящими людьми, преданными советской власти». Для искупления вины от заключенных требовался усердный труд.

Все женщины проходили с отметкой «особо опасные» поэтому режим содержания был соответствующий. Поименная проверка проходила дважды в день, в нерабочее время «жены изменников» под охранной в бараках или огороженной проволокой территории. Запрещалось читать, писать письма, получать посылки. Для грудных младенцев в лагере организовали ясли, куда матерей водили на кормление конвоиры.

В первую весну женщины сами построили цеха швейной фабрики и прочие производственные помещения. Осужденные с техническим образованием и подходящими профессиями трудились на лагерном производстве. Учителя, библиотекари, музыканты, артистки и прочие направлялись на сельхозработы и как подсобники работали на стройке. Часть женщин прибыли в лагерь с маленькими детьми, которые с больными и стариками работали на вышивальной фабрике, чья продукция пользовалось спросом по всей стране.

В 1950 году лагерь «АЛЖИР» был ликвидирован, а осужденных освободили, однако до 1958 года бывшим заключенным запрещалось выезжать из Казахстана.