21/05/21
Пелагея Ануфриева по прозвищу Нарядная: что стало с вологодской любовью Сталина

Как известно, Иосиф Сталин был женат всего дважды. Да и то первый брак вождя закончился не разводом, а смертью супруги. Но это не отменяет того факта, что по крайней мере у молодого Джугашвили было множество любовниц. Одной из них и являлась Пелагея Ануфриева, называвшая Кобу чудаком.

Нарядная любовница

Как и большинство революционеров, Иосиф Виссарионович Джугашвили (Сталин) за свою деятельность не раз побывал в различных ссылках. Как утверждает Василий Придеин, автор издания «Азбука вождей», только в период с 1909 по 1911 годы Сталин дважды был в ссылке в Вологодской губернии. Именно там он и познакомился с Пелагеей (Полиной) Георгиевной Ануфриевой. Из донесений на Джугашвили, находившегося в 1911 году под надзором полиции, известно, что 23-летняя Ануфриева была среднего роста, с темными густыми волосами и хорошей фигурой. Одевалась она в «черный полусак, черную юбку, модную спереди, красную сзади, шляпу с черной отделкой».

Неудивительно, что шпики и дали подруге Сталина прозвище Нарядная. Историк Николай Зенькович, в книге которого «Тайны уходящего века. Власть. Распри. Подоплека» и приведены соответствующие донесения на Иосифа Джугашвили, пишет, что полицейские агенты быстро выяснили биографию Нарядной. Пелагея Ануфриева была дочерью богатого сольвычегодского крестьянина. В 1910-1911 годах она училась в Тотемской гимназии. Пелагея и проживала в Тотьме, но приезжала в гости к некому Петру Чижикову, ссыльному, с которым дружил и Сталин. Коба обратил на девушку внимание, рассказывал ей об искусстве и книгах. Судя по всему, Ануфриева тоже заинтересовалась новым знакомым.

Ласковые имена и подарки

По крайней мере, пусть и на очень короткий роман между Иосифом Джугашвили и Пелагеей Ануфриевой указывают все те же полицейские донесения. Николай Зенькович со ссылкой на Владимира Аринина утверждает, что таковых в отношении Сталина и Ануфриевой насчитывается более тридцати. Шпики фиксировали все: где гуляли влюбленные, где обедали, сколько времени проводили наедине в квартире, которую снимала в Вологде Нарядная. О характере связи между Сталиным и Ануфриевой, как пишет Саймон Себаг-Монтефиоре в своей книге «Молодой Сталин», свидетельствовали и ласковые прозвища, которыми они наградили друг друга: Коба называл Пелагею Полей, а она его – «чудаком Иосифом».

Как указано в издании «Сталин. 1878-1953. Главные документы», о романе Иосифа Джугашвили с Полей говорят и прощальные подарки, которыми обменялись любовники перед тем, как расстаться навсегда. При этом Джугашвили не скрывал того, что в Петербурге у него есть девушка, коей была его будущая жена Надежда Аллилуева. «Вы знаете, что я приехал жениться (в Петербург), а попал в тюрьму» - говорил революционер Нарядной. На прощание Поля отдала Кобе свой нательный крестик. Крестик Сталин не взял, но цепочку приспособил вместо брелока. Ануфриева же получила от возлюбленного книгу «Очерки западноевропейской литературы» с надписью: «Умной, скверной Поле от чудака Иосифа».

После расставания с вождем

Сталин и Ануфриева действительно больше никогда не встречались. Правда, Саймон Себаг-Монтефиоре сообщает, что они продолжали переписываться. Пелагея Георгиевна вспоминала, что даже в самую трудную минуту своей жизни Джугашвили умел оставаться веселым. Поэтому девушка и называла его чудаком. В 1913 году, когда Сталин снова был приговорен к ссылке, связь между бывшими любовниками прервалась. Некоторые историки утверждают, что Ануфриева не обращалась к Сталину за помощью, когда тот стал лидером страны. Однако, по данным Владимира Аринина, однажды Пелагея написала вождю: ее сына Валерия, студента Ленинградского железнодорожного института, лишили стипендии как «врага народа». Стипендия была сохранена.

Действительно, жизнь Пелагеи Ануфриевой после революции трудно назвать счастливой. В 1917 году, если верить автору историко-биографического справочника «Вокруг Сталина», Ануфриева вышла замуж за механика Николая Фомина. У супругов родились сын Валерий и дочь Галина. В начале 1930-х годов отец и братья Пелагеи Георгиевны были раскулачены и сосланы в Сибирь. В 1937 году арестовали «за вредительство» и мужа Ануфриевой. Правда, он быстро очутился на воле, но зато в 1947 году Фомин снова оказался под следствием. На этот раз главу семьи приговорили к 10 годам лишения свободы. Впрочем, сама экс-любовница вождя репрессий избежала. Пелагея Ануфриева даже пережила Сталина на 2 года.