Письмо Сталина папе Римскому: что с ним не так

В марте 1942 года немцы разбросали над позициями Красной Армии листовки, сообщавшие красноармейцам неслыханную новость:

«Великий вождь» Сталин обратился 3-го марта этого года к Римскому Папе – главе католической церкви – с письмом, в котором он просит его молиться за победу большевистских войск».

Нацистская пропаганда назвала этот поступок «смиренным жестом» со стороны Сталина. Но могло ли подобное письмо существовать в действительности?

Сталин и папа

До 1942 года отношения Иосифа Сталина с папой Римским были более чем прохладными. В политическом отчёте ЦК XVI съезду партии в 1930 году Сталин включил «папу и епископов всякого рода» в число врагов большевистской политики. Католические ксендзы, как и священнослужители других конфессий, в 1920-30-х годах подвергались репрессиям в СССР.

По отношению к папе Пию XII, занявшему Святой Престол в 1939 году, Сталин не питал никаких иллюзий. Находясь в Риме, папа испытывал постоянное давление Муссолини и пытался сохранять нейтралитет, а вернее – остатки независимости от итальянского фашизма. Пий XII не осуждал ни расовую идеологию фашистов, ни их захватнические войны. Когда Англия и Франция в сентябре 1941 года попросили папу объявить Германию агрессором, понтифик отказался, сославшись на желание оставаться «вне политики».

Фальшивое «письмо»

В начале 1942 года между СССР и Папской курией действительно завязались контакты, но по второстепенным вопросам. В СССР из числа бывших военнопленных поляков формировалась так называемая «Армия Андерса», и Ватикан попросил разрешения для епископа Юзефа Гавлины посетить это воинское образование. Сталин согласился, и 28 апреля Гавлина прибыл в СССР. Есть свидетельства и о других сигналах Ватикану из Москвы.

«Посол польского эмигрантского правительства в Москве утверждал, что И. Сталин считал, что Ватикан обладает моральным авторитетом. А представителю Франции он якобы дал понять, что хочет союза с Ватиканом», – пишет доктор исторических наук Виктор Ливцов.

Под пером берлинских борзописцев эти туманные слухи превратились в «покаянное» письмо. Утверждалось, что советский вождь якобы не только просил молитв Пия XII, но и предложил Ватикану дипломатические отношения. Кроме листовок, немцы и итальянцы передавали «новость» по радио, её подхватили и СМИ на Западе, например, Би-Би-Си. На официальные опровержения от кардиналов Ватикана мало кто обратил внимание.

Возможно, дав отмашку на фабрикацию «утки», рейхсминистр пропаганды Геббельс рассчитывал «припугнуть» папу Римского. Дело в том, что и у Третьего Рейха отношения с Ватиканом не заладились. Папа Пий XII не согласился объявить «антибольшевистский крестовый поход». В ответ Гитлер заблокировал Ватиканскую восточную миссию, предполагавшую обращение в католицизм жителей оккупированных немцами территорий СССР.

Чтобы ещё больше «понервировать» папу, агент немецкой службы безопасности через тайного секретаря поинтересовался у Пия XII, что он думает о слухах относительно признания СССР Ватиканом.

«Папа Римский ответил своему приближенному, что он просто вне себя от ярости, что подобные циркулирующие в Риме слухи «вообще могли появиться», – говорилось в справке, составленной в РСХА.

Сталин против Папы

Накануне высадки в Италии западные державы стали всячески превозносить роль папы как посредника в международных делах. В воспоминаниях переводчика Валентина Бережкова описывается характерный эпизод. Когда Черчилль начал настаивать на том, чтобы была учтена роль Ватикана в польском вопрос, Сталин резко оборвал его вопросом: «А сколько дивизий у папы Римского?».

Однако совсем игнорировать главу католической церкви «отец народов» не мог. Красная Армия готовилась вернуться в Литву и на Западную Украину, где проживало много католиков. Незадолго до освобождения Львова Сталин принял в Кремле католического священника из США Станислава Орлеманьского – личного друга президента Рузвельта. Советский диктатор заверил собеседника, что готов сотрудничать с папой Римским.

Дело, однако, испортил сам Пий XII. В начале 1945 года он выступил с антисоветскими заявлениями, призвав заключить с побеждёнными в войне «мягкий мир». Говорил папа и о притеснениях католиков на Западной Украине. С тех пор в советской прессе папу заклеймили как «защитника фашизма». Выходивший в Москве журнал «Славяне» назвал обращение Пия XII «фарисейскими призывами».

Историк Михаил Шкаровский объясняет конфронтацию с Ватиканом сталинским планом по созданию «мирового религиозного центра в Москве». Крупнейшим успехом этой политики стало отторжение от папства украинских униатов, которые с подачи властей в 1946 году объявили о расторжении Брестской унии.

В 1951 году в Москве вышла книга «Ватикан во второй мировой войне» – в ней доказывалось, что Пий XII «занял сторону держав «оси» в преступной войне, которую она вела». Правда, уже в 1952 году Сталин смягчил позицию по Ватикану, похвалив папу за миротворческие инициативы. Дальнейшему налаживанию связей помешала смерть «отца народов».