07/08/20
Почему машина, на который разбился Цой, была оформлена на подставного человека

Рок-музыкант Виктор Цой погиб в автокатастрофе летом 1990 года. В момент аварии он находился за рулем новенького «Москвича», который приобрел той же весной. Однако на самом деле Цой не являлся владельцем машины, по крайней мере, по документам. Певец ездил на автомобиле по доверенности.

Обстоятельства аварии и ее причины

Как известно, рок-кумир молодежи 80-х Виктор Цой погиб в середине августа 1990 года в автокатастрофе неподалеку от Риги. По словам автора «Рок-энциклопедии» Андрея Бурлаки, в те дни Цой находился в Латвии на отдыхе. Певец возвращался с рыбалки на автомобиле «Москвич» и на 35-м километре шоссе Слока-Талси, выскочив из-за поворота на огромной скорости, врезался в пустой автобус «Икарус», двигавшийся по этой же трассе. Удар был настолько мощным, что автобус упал в реку, а двигатель «Москвича» раскрошился: его обломки собирали потом даже в 60 метрах от места трагедии. Виктор Цой от полученных травм скончался на месте.

Как пишут авторы издания «Великая книга катастроф» М. Курушин и Н. Непомнящий, согласно официальной версии, Цой попросту уснул за рулем. В тот день Виктор очень рано проснулся специально для того, чтобы съездить на рыбалку. Курушин и Непомнящий утверждают, что еще в первой половине дня музыкант отправился в обратный путь. Сама же авария, если верить материалам дела, произошла в 12 часов 28 минут. К этому моменту Цой действительно мог изрядно утомиться. По крайней мере, объяснить произошедшее какими-либо другими причинами не представлялось возможным: как показала экспертиза, певец был абсолютно трезв.

Неопытный водитель

Многие биографы считают, что роковую роль в автокатастрофе сыграла неопытность Виктора Цоя, как водителя. Как указано в издании «Рандеву со звездами: интервью, репортажи, эссе, хит-парады, закулисные диалоги» Михаила Садчикова, по воспоминаниям очевидцев, Цой совершил свою первую поездку с инструктором осенью 1989 года. Однако, как следует из повествования, музыкант довольно спокойно вел себя: просто «сел и поехал». Такое поведение Цоя объяснялось тем, что к тому моменту он уже успел потренироваться на бежевой «девятке», которую приобрел у продюсера Юрия Айзеншписа. Благодаря этой «девятке» у Цоя и проявилась страсть к высоким скоростям.

Между тем водительский стаж у Виктора Цоя и в самом деле был почти мизерным. Права категории «В» он получил лишь в июне 1990 года. За несколько месяцев до этого Цой решил сменить автомобиль. Он неплохо заработал во время гастролей и концертов, поэтому мог себе позволить такой каприз. Свой выбор певец остановил на «Москвиче-2141» темно-синего цвета, на котором впоследствии и попал в аварию. Кстати, показания спидометра этого автомобиля также говорили о том, что ездил Виктор совсем немного. Как утверждает Эдуард Хлысталов, автор книги «13 уголовных дел Сергея Есенина», спидометр остановился на 3 400 километрах.

Доверенность на «Москвич»

Хлысталов также отмечает, что на таких машинах очень чувствительная рулевая система, которая могла сыграть свою роль в произошедшей трагедии. Вообще вокруг «Москвича» Виктора Цоя до сих пор ведутся самые разнообразные дискуссии. Но мало кто знает о том, что официально Цой не являлся владельцем данного автомобиля: он ездил на нем, имея на руках доверенность. Вопреки расхожему мнению о том, что транспортное средство было оформлено на жену музыканта Марьяну, доверенность с правом продажи была выписана от имени некой Натальи Сергеевны Курочкиной. Курочкина, как следует из книги Виталия Калгина «Виктор Цой», работала на Автомобильном заводе имени Ленинского комсомола, где и производились «Москвичи».

Как указано в книге Калгина, «Москвич-2141» был тогда популярной моделью, и приобрести его было не так уж и просто: необходимо было еще дождаться своей очереди. Поэтому покупка и была оформлена на сотрудницу завода. В те годы это было обычной практикой. Рабочим АЗЛК продукция предприятия доставалась по низким ценам, вследствие чего те организовали своеобразный бизнес – перепродавали автомобили на сторону, а разницу клали себе в карман. Тогда подобные действия назвались спекуляцией и строго карались. Однако «торговцев» ничто не пугало. У Юрия Айзеншписа нашлись на заводе знакомые, которые и помогли провернуть сделку.