Предательство Олега Калугина: как генерал КГБ сдал советских разведчиков в своих мемуарах

Как полагают коллеги Калугина, он начал изменять Родине еще находясь в СССР, превратившись в диссидента. А публикация в 1990-х годах ряда книг, в которых Калугин обличал советские спецслужбы, помогла ЦРУ приоткрыть завесу тайн советской разведывательной системы.

Не оправдал надежд

Резидентом внешней разведки СССР Калугин стал в 1960 году, занимая должность корреспондента «Московского радио» и пресс-атташе советского посольства в Вашингтоне. Не имея дипломатического статуса, разведчик тем не менее регулярно выуживал для КГБ ценную информацию и вербовал для работы на советские спецслужбы новых агентов. Как признавался сам Калугин, нужные связи иногда нарабатывались путем соблазнения незамужних женщин из интересовавших нашу разведку организаций.

В 1971 году Калугина ожидало изменение профиля его деятельности: из политической разведки он был переведен в Управление внешней контрразведки КГБ СССР, что в немалой степени объяснялось успехами на его прежнем поприще. Еще через два года он стал уже главой внешней контрразведки. В 1974 году Калугину присваивают звание генерал-майора, что сделало 40-летнего офицера самым молодым генералом в системе органов госбезопасности.

Однако не все так гладко складывалось на карьерном пути успешного разведчика. В 1975 году Калугин руководил операцией по вывозу в СССР перевербованного американцами советского разведчика Николая Артамонова, известного по псевдониму «Ларк». В Москве всерьез опасались, что «Ларк» может дать показания, несущие угрозу высокопоставленным чинам КГБ, в том числе и самому Калугину.
Артамонова удалось заманить в Австрию и посадить в машину, где на него набросили маску с хлороформом, а затем для надежности сделали усыпляющий укол. Все это осуществлялось по распоряжению Калугина. По дороге к чехословацкой границе, когда Артамонову пришло время очнуться он так и не пришел в сознание. Врачи констатировали смерть: его сердце не выдержало полученного стресса и передозировки анестезирующих веществ. В Москве такой исход операции вызвал подозрения и все же Калугина наградили орденом Красного Знамени. Но теперь за главой внешней разведки стали пристально следить.

Следующую осечку Калугин допустил в 1978 году. Он не сумел должным образом отреагировать на решение заместителя генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности Аркадия Шевченко, отказавшегося возвращаться из США в СССР, хотя накануне резидент КГБ в Нью-Йорке Юрий Дроздов предупреждал генерала о возможности такого сценария.

Позднее выяснилось, что советский дипломат работал на ЦРУ с начала 1970-х. Это событие негативно отразилось на репутации министра иностранных дел СССР Андрея Громыко. Еще больнее оно ударило по Калугину, поставив крест на его работе за рубежом.

В 1980 году глава КГБ Юрий Андропов перевел незадачливого генерала из центрального аппарата КГБ в региональный, назначив на должность первого заместителя начальника УКГБ по Ленинграду и Ленинградской области.

Критик системы

Как позднее признавался Калугин, уже находясь в Ленинграде он по-настоящему столкнулся с реалиями советской системы, как в аппаратной работе, так и в обыденной жизни. Он полагал, что только глубокие преобразования могут что-то изменить, хотя сам он в подобное не особенно верил. Именно в это время, и особенно после того, как в 1989 году разведчик был уволен в запас, он начал задумываться о возможности уехать за рубеж.

На исходе 1980-х Калугин стал активным участником различных демократических форумов, на которых выступал с заявлениями, критикующими и разоблачающими деятельность КГБ. Его стали приглашать на телевидение, где он давал довольно откровенные интервью отечественной и зарубежной прессе.

Сегодня выглядит удивительным, что бывший генерал КГБ мог так спокойно изобличать свое родное ведомство, но тогда в эпоху гласности все было иначе. Тем не менее за Калугина всерьез взялось партийное руководство, называя все его заявления клеветническими и угрожая ему уголовным преследованием за разглашение государственных тайн.

В июне 1990 года вышел указ президента СССР Михаила Горбачева, согласно которому Калугин за действия, порочащие честь и достоинство сотрудника органов госбезопасности, был лишен 22 государственных наград и воинского звания генерал-майора запаса. Но в августе 1991 года, после провала путча, когда в стране повеяло новыми демократическими ветрами, по распоряжению Бориса Ельцина Калугина восстановили в правах и прекратили в его отношении уголовные дела.

В 1995 году Калугин по контракту уехал на работу в Соединенные Штаты для работы в коммуникационной компании «Интеркон», однако там он продолжал вести деятельность, направленную на дискредитацию бывших сотрудников советских спецслужб. Наиболее подробно скандальные сведения были изложены в книге «Первое главное управление. Мои 32 года в разведке и шпионаже против Запада», опубликованной там же в США. Калугина как свидетеля приглашали на судебные процессы, где в качестве обвиняемых проходили арестованные агенты КГБ и СВР. В России бывшие коллеги Калугина очень резко отреагировали на его поведение, обвиняя в предательстве. Было ясно, что назад бывший генерал КГБ уже не вернется.

Завуалированная помощь

У нас принято считать, что Калугин выдал американским спецслужбам большое число лиц, работавших на советскую разведку. Однако генерал-полковник Владимир Семичастный, председатель Комитета государственной безопасности СССР в 1961-67 годах признает, что напрямую Калугин никого не сдал, ФБР раскрыло несколько человек, ориентируясь на его намеки в выступлениях и изданных книгах.

В 2001 году Калугин давал свидетельские показания в отношении Джорджа Трофимова, американца русского происхождения, полковника Армии США и офицера разведки, обвиненного в шпионаже в пользу СССР. Калугин подтвердил, что Трофимов на протяжении почти четверти века снабжал Москву ценной информацией. После этого заявления российская сторона заочно приговорила Калугина к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима за разглашение засекреченной информации. Власти США на это отреагировали предоставлением в 2003 году Калугину политического убежища.

Среди лиц, к разоблачению которых был причастен Калугин, следует отметить шифровальщика штаба подводного флота США в атлантическом регионе Джона Уокера, который с 1966 года был агентом внешней разведки СССР. За время работы он передал множество информации, включая схемы шифраторов «KW-7» и «KW-37» и ключи к ним, а также данные об обнаружении американцами советских подводных лодок по акустическим сигнатурам и опознанных в них шумах.

В 1985 году Уокер попался на том, что вызывал подозрения у ФБР своими крупными тратами. По некоторым данным, за время работы на СССР он получил вознаграждение на общую сумму около 1 млн долларов. Есть версия, что федералам Уокера выдала его бывшая жена. Калугин прекрасно знал Уокера, так как вербовка американца происходила буквально у него на глазах. По словам полковника КГБ Александра Соколова, именно Калугин долгое время работал с материалами, полученными от агента.

На задержание мелкого клерка Агентства национальной безопасности (АНБ) Роберта Липки, который с 1964 по 1974 годы работал на СССР, повлияла уже упоминаемая книга Калугина «Первое главное управление. Мои 32 года в разведке и шпионаже против Запада». Американская пресса отметила схожесть Липки с одним из персонажей книги: этот факт привлек внимание и ФБР. Там шла речь об американском солдате под псевдонимом «Ладья», служившим в Агентстве национальной безопасности и сливавшем секретную информацию русским.

Хотя сам Калугин всячески отрицал связь своей книги и поимку Липки, по мнению Бориса Анина, подполковника КГБ, много лет посвятившего работе в органах, эта книга стала тем недостающим звеном, благодаря которому американские спецслужбы сумели вычислить шпиона. Следствие показало, что Липка регулярно передавал в Москву копии докладов АНБ, подготовленных для Белого дома, в частности, содержащих сведения о передислокации американских войск.

По мнению полковника внешней разведки в отставке Леонида Колосова, Калугин «заложил» немало и наших граждан, выполнявших функции резидентов советской разведки, как легальных, так и нелегальных. Однако, по словам офицера, им уже ничего не угрожает, так как они давно на пенсии. Как отмечает Колосов, из-за информации, разглашенной Калугиным, Москве в срочном порядке пришлось менять резидентов и агентов: так из российского посольства в Вашингтоне вынужденно вернули 16 человек.

Комментируя предательство Калугина, никоим образом не оправдывая его, полковник Первого главного управления Виктор Черкашин, знавший генерала с самого начала его карьеры, отмечает, что разглашение Калугиным секретных сведений связано с особенностями американского законодательства. Ведь человек, собирающийся получать гражданство США обязан рассказать всю правду о своей личной жизни и профессиональной деятельности, вот Калугин и не смог ничего утаить.