15/08/20
Пять самых вопиющих ляпов в советских учебниках истории

В советском школьном образовании реальные факты препарировались и искажались в угоду «единственно-верному» марксистко-ленинскому учению. Это ярко проявилось в тексте «Краткого курса истории СССР» – первого советского учебника отечественной истории для школьников 3-4 классов, вышедшего в 1937 году пятимиллионным тиражом под редакцией Андрея Шестакова. Учебник был полон исторических «ляпов», многие из которых повторялись затем десятилетиями.

Урарту – прародина грузин

Ключевое место в «Кратком курсе» Шестакова занимала история России, хотя не были обойдены вниманием и другие народы СССР. Удивляет, однако, пристальное внимание к истории Грузии, которую автор ведёт от царства Урарту, возникшего 3 тысячи лет назад:

«Первое царство Закавказья называлось Урарту в районе Арарата у Ванского озера. Его повелители господствовали над грузинскими племенами.<...> Это было государство родоначальников нынешней Грузии».

Таким образом, Грузия в представлении советских школьников становилась своего рода «древнейшей республикой». Между тем, географически государство Урарту находилось на Армянском нагорье, а этнический состав этого царства был весьма разнообразен. Версии о связи Урарту с протоармянскими племенами высказывались задолго до Шестакова, но он предпочёл их «не заметить».

«Перекосы» в грузинскую сторону (за счёт армянской) встречаются и в дальнейшем тексте. Например, когда речь идёт о завоевании татаро-монголами Закавказья, автор, при всей лаконичности изложения событий, считает нужным подчеркнуть следующее:

«В Грузии монголы встретили сильное сопротивление. Грузия в это время была более могущественным государством, чем Армения».

Трудно объяснить подобное «грузинофильство» автора учебника чем-то иным, кроме угодничества перед Иосифом Сталиным, грузином по происхождению.

«Министерство правды» Ивана Грозного

Весьма своеобразно подан в учебнике мотив учреждения в Москве в XVI веке первой типографии – той самой, где работал первопечатник Иван Фёдоров.

«Иван IV для упрочения своей власти считал очень нужным, чтобы в его государстве люди воспитывались на чтении книг, прославляющих царскую власть, – писал Шестаков. – Иван IV использовал для этой цели изобретённое на Западе печатание книг и завёл в Москве типографию. В ней книги печатались под особым его наблюдением».

Здесь автор напрямую переносит в прошлое реалии 1930-х годов, когда почти все книги действительно прославляли «отца народов», лично следившего за их содержанием. Что касается первой московской типографии, то в ней на самом деле издавались, прежде всего, вероучительные, церковные, учебные книги: «Апостол», «Часослов», «Азбука».

Насильственное крещение туземцев

Говоря о покорении русскими Сибири, Шестаков подчёркивает, что туземцы терпели многочисленные притеснения от царских воевод и купцов. Особое возмущение автора вызывает религиозная политика правительства на колонизированных территориях:

«Попы и монахи захватывали земли у населения, строили церкви и монастыри и обирали местных жителей, насильно заставляя их креститься и давать им подарки».

В действительности, массового насильственного крещения туземцев Сибири не было. Местным воеводам это было даже невыгодно, так как крещёные освобождались на время от уплаты ясака. Кроме того, не они дарили подарки священникам, а сами, как новообращённые, получали подарки от царского правительства.

«Бесполезная» русско-турецкая война

Одни войны царской России Шестаков трактует как «прогрессивные», другие – как агрессивно-захватнические. Вызывает недоумение описание русско-турецкой войны 1877-1878 годов:

«В конце царствования Александра II Россия воевала ещё с Турцией. Захватить проливы из Чёрного моря в Средиземное русскому царю не удалось и на этот раз, – отмечает автор. – По мирному договору с Турцией Россия получила крупный торговый порт на Чёрном море – Батуми. Несмотря на огромный перевес сил России над Турцией, из-за отсталости России война стоила ей огромных жертв: сотни тысяч плохо вооружённых солдат погибли зря».

О том, что Россия воевала за освобождение от турецкого ига братского болгарского народа и сумела достичь этой цели, Шестаков даже не упоминает, выставляя Царя-Освободителя бездумным агрессором.

«Боевой центр» Октябрьской революции

Наконец, историк Шестаков не мог не исказить в угоду властям события самого недавнего прошлого. На сегодняшний день историки считают, что захватом власти в Петрограде 25 октября 1917 года руководил Военно-революционный комитет Петроградского совета, а главными действующими лицами переворота были большевики Ленин, Троцкий, Антонов-Овсеенко, Подвойский, а также практически забытый ныне глава ВРК – левый эсер Павел Лазимир.

Шестаков же излагает «сталинскую» версию событий. Согласно ей, революцией фактически руководил некий «боевой центр по руководству восстанием», учреждённый в ЦК большевистской партии, куда входили Сталин, Свердлов, Дзержинский, Бубнов и Урицкий. Таким образом, героями революции были объявлены лишь рано умершие или ставшие на сторону Сталина большевики, остальные же из истории были попросту вычеркнуты.