08/12/22

Самая провальная операция спецслужб СССР: как обезвредили террористов Овечкиных

Большинство историков и других специалистов называют штурм самолета, который в марте 1988 года захватили музыканты Овечкины, неудачным и безграмотным. В результате операции пострадали десятки невинных людей. Но почему же так вышло? И как случилось, что у Овечкиных появилось время для того, чтобы покончить с собой?

Захват самолета

Семья Овечкиных была известна на весь Советский Союз и даже за границей как джазовый ансамбль «Семь Симеонов». 8 марта 1988 года они решили угнать пассажирский самолет, следовавший по маршруту Иркутск-Ленинград, чтобы сбежать за границу. Для этого музыканты пронесли на борт самолета оружие, спрятанное в контрабасе. Угрожая экипажу, Овечкины потребовали посадки в Лондоне. Пилотам удалось убедить террористов в том, что топлива для перелета попросту не хватит. Дозаправиться решено было в финском городе Котка, роль которого должен был сыграть аэродром Вещево под Выборгом Ленинградской области.

Однако обмануть угонщиков не получилось: заметив советских солдат на аэродроме, Овечкины поняли, что находятся вовсе не на территории Финляндии. Ни на какие переговоры участники известного ансамбля не соглашались. Тем не менее стюардессы, обслуживавшие в тот день пассажиров рейса, пытались успокоить преступников. Но Дмитрий Овечкин впал в такую ярость, что застрелил одну из стюардесс Тамару Жаркую. Несмотря на это, самолету уже не суждено было взлететь: имитация дозаправки, ради которой самолет произвел посадку в Вещево, скрыла подготовку к штурму воздушного судна. Впрочем, штурм, по мнению биографа Федора Раззакова, оказался неудачным.

Неудачный штурм

Для осуществления операции на аэродром Вещево вызвали специальное подразделение патрульно-постовой службы милиции. Но даже для этих сотрудников подобный инцидент был в новинку: участие в антитеррористической деятельности с ними никогда не отрабатывалось. Тем не менее план показался всем довольно неплохим. Одна группа милиционеров должна была проникнуть на борт самолета через кабину пилотов, а другая – через багажное отделение. Первая группа тут же начала беспорядочную стрельбу, ранив некоторых пассажиров. Овечкины же без боя сдаваться не желали и, в свою очередь, открыли огонь по милиционерам.

Вторая группа вообще в салон сразу не попала. Дело в том, что, как пишет в своей книге «Воздушный террор: хроника преступлений» Олег Губарев, проникнуть в салон милиционеры намеревались через люк в полу, который плотно прижала к полу ковровая дорожка. Благодаря этому и упомянутым ранее обстоятельствам атака сорвалась, и наступило временное затишье. Только в тот момент Овечкины поняли, что их замысел провалился. «Симеоны» решили покончить с собой при помощи взрывного устройства, которое, впрочем, не причинило никому никакого вреда. После этого по приказу матери Василий Овечкин убил мать, трех братьев, а потом наложил руки на себя.

Последствия трагедии

Трагедия же на этом не закончилась. На борту самолета начался пожар. Кто-то из пассажиров открыл аварийный люк, и люди стали выпрыгивать из самолета прямо на бетонную полосу. Внизу сотрудники милиции укладывали и без того перепуганных пассажиров лицом вниз, предполагая, что среди них могут оказаться преступники. В результате этого, а также неудачного штурма и пожара 35 человек получили различные ранения, травмы и увечья. Как утверждают авторы издания «Правовая организация управления транспортным комплексом Российской Федерации» С. Н. Братановский и О. Г. Остапец, случившееся на борту советского самолета 8 марта 1988 года унесло жизни 9 человек: погибли 3 пассажира, стюардесса Тамара Жаркая и 5 членов семьи Овечкиных.

Однако, как считают специалисты, жертв могло быть и больше благодаря безграмотно проведенному штурму. Например, Овечкины перед тем, как совершить самоубийство, могли в отместку за свою неудачу расстрелять всех пассажиров и обслуживающий персонал. Терять музыкантам было уже нечего. Тем не менее наказание понесли только оставшиеся в живых Овечкины. 28-летнюю Ольгу Овечкину, находившуюся в тот момент в положении, приговорили к 6 годам заключения в колонии общего режима, а 17-летний Игорь получил 8 лет исправительно-трудовой колонии. Остальные члены семьи были еще несовершеннолетними и остались на попечении самой старшей сестры, которая не участвовала в захвате самолета.