13/03/19
«Штази»: чем прославился КГБ восточной Германии

В дни падения Берлинской стены в 1989 году жители немецкой столицы разгромили здания ненавистной «Штази» - восточногерманской спецслужбы, методы работы которой не отличались гуманностью. Чем же агенты министерства государственной безопасности ГДР заслужили недобрую славу в своей стране и за рубежом?

Масштабная вербовка

С 1957 года «Штази» возглавлял бывший активист антифашистского движения Эрих Мильке. Парадоксально, но, несмотря на ненависть к нацизму, этот руководитель создал в своей стране «усовершенствованное» подобие гитлеровского гестапо.

В распоряжении «Штази» имелась самая плотная агентурная сеть в мире – больше 620 тысяч внутренних осведомителей, среди которых были и несовершеннолетние. Таким образом, каждый 50-й житель ГДР сотрудничал с МГБ, предоставляя спецслужбе данные о малейшей политической оплошности, допущенной любым из 49 его сограждан. Порой даже родственники, живущие в одной квартире, доносили друг на друга.

Тотальная слежка

С поистине немецким педантизмом агенты «Штази» шпионили за диссидентами и простыми обывателями.

В ход шли самые совершенные на тот момент технические устройства, например, микрофоны, встроенные в телефонные розетки или мини-фотокамеры с миллиметровым объективом.

Чтобы понять, какие объёмы имели накопленные на граждан ГДР досье, достаточно сказать, что только сохранившиеся стеллажи с документами, микрофильмами и аудиозаписями имеют общую длину 150 километров.

Прослушивание телефонов и вскрытие почты

Разумеется, ни о какой тайне личной информации в ГДР не было и речи. Письма, особенно зарубежным адресатам, вскрывались и читались, а прослушиванием телефонных разговоров занимались тысячи работников «Штази».

Психологическое разложение

В 1970-80-х годах восточные немцы испытали на себе весь ужас программы Zersetzung («разложение»). Она предполагала разрушение психики врагов режима и провоцирование семейных конфликтов. Агенты МГБ проникали в дома диссидентов в отсутствие хозяев, подменяли одни вещи другими и переставляли предметы, сея тем самым панику и хаос.

Чтобы зародить у мужчин сомнения в верности их жён, сотрудники «Штази» присылали им по почте неприличные подарки, например, фаллоимитаторы. В рабочих коллективах распространялись правдоподобные дискредитирующие слухи о политически неблагонадёжных лицах. Устраивались провокации, направленные на увольнение жертв.

Некоторые действия отличались особым цинизмом, напоминающим методы современных российских коллекторов. Например, «штазисты» позаботились, чтобы в квартиру молодого отца работники похоронного агентства доставили детский гроб. Священникам присылали порнографические журналы.

Также практиковались частые ночные телефонные звонки, изматывавшие жертв. В результате деморализованные оппозиционеры сходили с ума, спивались и кончали с собой. Общее количество объектов воздействия по программе Zersetzung составило 10 тысяч человек.

Радиоактивные метки

Во время визитов в дома агенты наносили на одежду граждан слаборадиоактивные вещества. Это делалось для того, чтобы любой работник «Штази», снабжённый счётчиком Гейгера, мог легко вычислить диссидента, например, в толпе. Однако нетрудно понять, что подобные акции наносили вред здоровью людей.

Пытки

Еще хуже приходилось тем из диссидентов, кто имел несчастье оказаться в следственной тюрьме «Штази» под названием Хоэншёнхаузен. Следователи не гнушались жесткими методами воздействия. Например, узников ставили на долгое время в ледяную воду, изнуряли постоянно капающей водой, а по ночам насильно лишали сна. Применялось и психологическое давление в виде тотальной звукоизоляции.

Помощь террористам

«Штази» вело деятельность и на международном уровне. В публицистике встречаются утверждения о том, что спецслужба поддерживала арабских террористов и даже предоставляло им тренировочные базы. В числе тех, кто получал помощь от МГБ ГДР, называется «Организации освобождения Палестины». Есть версия о причастности «Штази» к организации захвата израильских спортсменов на Олимпиаде в Мюнхене в 1972 году.