23/06/21
Смогла бы РККА отбить нападение Гитлера, если бы война началась 29 июня 1941 года

В подавляющем большинстве советских (и не только советских) книг, посвященных началу Великой Отечественной войны, неудачи первых дней объясняют в том числе и тем, что Красная Армия не успела сосредоточить войска. Целые армии находились в момент нападения немцев в эшелонах, растянутые на сотни километров.

И хотя история не имеет сослагательного наклонения, иногда полезно попробовать представить, а «что бы было если…». Как раз в вопросе о том, насколько наши неудачи были связаны с тем, что большое количество войск не успело дойти до границы, очень легко воспользоваться этим приемом.

Для этого не надо каких-то особых знаний и умений, достаточно здравого смысла и базовых знаний о ходе боевых действий летом 41-го года. Ещё надо иметь под рукой мобилизационный план на 1941 год и очень интересный документ, под названием «Справка о развертывании Вооруженных Сил СССР на случай войны на Западе» от 13-м июня, в котором изложена планируемая дислокация советских войск. Эти документы проще всего найти в двухтомнике 1998 года под названием «1941 год. Документы», более известном среди историков, как «малиновка» (за цвет обложки).

Итак, представим, что Германия отложила нападение дней на десять, или хотя бы на неделю, и нанесла удар 29-го июня. К этому времени все советские войска уже бы прибыли в районы развертывания. Исходим из того, что Вермахт действует теми же силами и по тем же планам.

Начнем с Юго-западного фронта. Реально он имел 22-го июня четыре армии, но к 29-му армий станет шесть (12-я, 26-я, 21-я, 6-я, 20-я и 5-я) в первом эшелоне и две (16-я и 19-я) во втором. Войска группа армий «Юг» прорывают фронт 20-й армии и вводят в прорыв 1-ю танковую группу (758 танков). В реальной истории под Дубно разыгралось крупнейшее танковое сражение. И в данном случае немецким танковым дивизиям придется вступить в бой с 9-м, 22-м, 15-м и 4-м мехкорпусами (командовали генералы Рокоссовский, Кондрусев, Карпезо и Власов) 5-й и 6-й армий. Всего около 2700 танков, против 750 немецких. Позже может подойти 4-й мехкорпус (не менее 900 танков).

Ситуация очень близка к тому, что было в реальности, и предсказать, что получится трудно. Одинаково можно предположить, и то, что немцы дойдут до Киева (но значительно позже), и то, что застрянут в затяжных боях, и то, что будут отброшены за границу.

На Западном фронте, так же как и в реале, 2-я и 3-я танковые группы (1069 и 1018 танков) прорываются к Минску. В Великой Отечественной им пришлось иметь дело со штабом 13-й армии, объединившим дивизии, оказавшиеся в районе Минска. В нашем случае там будет 22-я армия: шесть стрелковых дивизий и 21-й мехкорпус (примерно 300 танков). Можно смело предположить, что бои за Минск будут более тяжелыми для Вермахта, но итог их очевиден, поскольку ситуация принципиально не отличается.
Остальные войска Западного фронта точно так же попадают в котел, и от того, что у границы будет на 10-12 дивизий больше, разницы нет. Быстро отойти от границы через леса и болота Сувалковского выступа невозможно. Будет в белорусских лесах больше партизан.

Ситуация на Северо-западном фронте существенно не будет отличаться. Единственное, что в Прибалтику не перебросят 21-й мехкорпус генерала Лелюшенко, потому что он уже будет под Минском. То есть будет хуже.
И теперь главное. Взяв Минск, немецкие танковые группы продолжают наступление и идут на Смоленск. В реальной войне их ждал крайне неприятный сюрприз, которого немецкий Генштаб никак не ожидал. На смоленском направлении был быстро сформирован целый новый фронт из 20-й, 21-й и 22-й армий, который находились «на колесах» и оказались рядом. Правда, некоторые армии получили совсем другие корпуса и дивизии вместо запланированных, но, в любом случае, они представляли большую силу. А затем были переброшены под Смоленск и двигавшиеся на Украину 16-я и 19-я армии. Вот эти пять армий и начали Смоленское сражение, дали время развернуть новые армии и ввести их в бой.

Но в рассматриваемом нами случае, все эти пять армий не могут создать фронт на смоленском направлении, ведь все они уже втянуты в бои. И направление на Смоленск, а значит и на Москву защищать нечем. Есть две резервные армии (24-я и 28-я), которые разворачиваются в районе Москвы, но их явно будет мало, чтобы успеть прикрыть московское направление. Ситуация вырисовывается невеселая.

Конечно, любые альтернативные построения легко подвергать критике, но в данном случае все предельно просто, ситуация моделируется сравнительно легко и с высокой вероятностью. Все изменения сводятся к тому, что Смоленское сражение не может состояться по причине отсутствия у Красной Армии войск в том районе. А значит, просится вывод, что не правы были советские историки, считая причиной поражения то, что советские войска не успели развернуться в приграничных районах. Получается, что если бы успели, было бы ещё хуже.