18/04/21
«Сумасшедший Иван»: самый страшный манёвр советских подлодок для субмарин США

По словам российских моряков-подводников, техническое оснащение современных атомных подводных лодок достаточно совершенно, чтобы уже не применять «сумасшедшие» маневры субмарин, шокировавшие командиров и экипажи западных АПЛ во времена Советского Союза.

О том, что собой представляло подобное маневрирование советских субмарин в условиях максимального сближения с подлодками стран НАТО, начали говорить только в последние годы – информация о «Сумасшедшем Иване» и об историях, с ним связанных, долгое время была строго секретной по обе стороны железного занавеса.

Нешаблонное поведение русских

Как пояснял капитан первого ранга советских и российских ВМФ Игорь Кудрин, с середины 70-х годов и до начала 90-х служивший на АПЛ (несколько лет командовал атомной субмариной К-84 «Екатеринбург»), русские моряки-подводники во времена СССР отличались отсутствием шаблонов в поведении, когда было необходимо предпринять те или иные решительные действия для выхода из зоны действия противника. Русские подходили к этому процессу творчески.

Результатом подобной «креативности» и стал маневр советских АПЛ, прозванный американскими подводниками Crazy Ivan («Сумасшедший Иван»). Игорь Кудрин рассказал, в чем его суть. Противоборство вооруженных сил СССР и стран блока НАТО в холодной войне, длившейся с середины 40-х годов до конца 80-х, выражалось, в частности, в систематическом преследовании американскими субмаринами советских подлодок. Американцы выбирали для этого «мертвую зону» за кормой русских АПЛ: она была недоступна для советских сонаров – шум винтов отечественных атомных подводных лодок мешал идентификации противника. Чтобы определить местонахождение натовской субмарины, наши подлодки на пути следования внезапно резко разворачивались. Подобный маневр был чреват столкновением двух АПЛ, поэтому американцы со временем, когда поняли, что русские в любой момент могут «включить «Сумасшедшего Ивана»», перестали подходить к советским подлодкам на близкое расстояние.

По словам кандидата военных наук, контр-адмирала Виктора Яковлева, подобные развороты и вообще резкие изменения курса, внезапные всплытия-погружения – словом, непрерывное маневрирование, в те годы на самом деле позволяли не только обнаружить чужестранную подлодку, но и «сбить с толку» ее торпеду, наведенную на цель, которая следовала определенным курсом. Современные отечественные АПЛ, утверждает Виктор Яковлев, защищены от «мертвых зон» буксируемыми гидроакустическими станциями – в применении «Сумасшедшего Ивана» надобности больше нет.

В мемуарах бывшего командира многоцелевой американской подлодки USS Lapon (SSN-661) класса «Стерджен» Честера Уайти Мака (он был капитаном в конце 60-х годов) есть упоминание о полуторамесячном слежении за советской АПЛ, имевшей на вооружении баллистические ракеты. За этот рейд Мак получил медаль «За выдающиеся заслуги». Как писал автор воспоминаний, русские подводники, зная, что за ними следят, каждые 90 минут резко меняли курс, используя маневр «Сумасшедший Иван». Все 1,5 месяца, по утверждению Мака, только в течение этого промежутка времени он мог периодически спокойно поспать. Американец сравнил данное маневрирование с парным танцем, в котором вес каждого из «партнеров» 6 тысяч тонн.

«Казачок» «Черной Ляли»

Так между собой подводники называли АПЛ К-108 (из-за цвета корпуса), которая в начале лета 1970 года в Баренцевом море в результате каскада «Сумасшедших Иванов» столкнулась с атомной подлодкой ВМС США «Тотог».

Бывший командир «Черной Ляли» капитан первого ранга Борис Багдасарян в 90-х годах вспоминал, что тот трехдневный выход для них был плановым и форс-мажоров не предвещал, а привычные повороты-маневры АПЛ, которые натовцы прозвали «Сумасшедшими Иванами», совершались подводниками для прослушивания акустиками как можно большего водного пространства.

Через некоторое время, когда подлодка находилась на 40-метровой глубине, акустик услышал шумы, классифицированные как исходящие от имитатора подводной лодки. Спустя несколько минут оба объекта, и цель, и советская ППЛ, попали в зону акустической тени. А затем произошел удар в корму «Черной Ляли». После этого К-108, несмотря на предпринятую продувку носового балласта, начала стремительное погружение. Акустик тем временем доложил, что с лодки, которая столкнулась с советской АПЛ, стравливают воздух.

В течение последующих 4 – 5 минут К-108 все же удалось подняться на поверхность. Акустики услышали шум винтов уходившей на юго-восток субмарины противника. «Черная Ляля» дошла до базы на одном работающем винте (второй был поврежден).

Американскими публицистами Кристофером Дрю и Шнерри Зонтаг в конце 90-х годов была написана книга «Игра в жмурки», рассказывающая в том числе и о преследовании капитаном «Тотога» Бьюлом Балдерстоном «Черной Ляли». Балдерстон вспоминал, что это слежение было похоже на танец «казачок» с немыслимыми пируэтами, совершаемыми по ходу следования советской АПЛ. В один из моментов Балдерстон просто потерял преследуемую субмарину из виду, и его «Тотог» вслепую налетел на русскую подлодку.

Выровняв управление «Тотогом», капитан приказал немедленно убираться с места происшествия, взяв курс на Перл-Харбор. По прибытии на базу американская АПЛ представляла собой жалкое зрелище – изуродованная ударом рубка, сломанный перископ, поврежденные антенны…

… Спустя 7 лет после этого инцидента Бьюл Балдерстон расстался с военной карьерой и переквалифицировался в баптистского проповедника. Капитану первого ранга Борису Багдасаряну за столкновение с американской подлодкой вкатили строгий выговор с занесением в учетную карточку.