10/03/19
Тарас Репин
УБОП: почему этих милиционеров боялись даже воры в законе

В девяностые в России криминальными группировками занималось специально созданное Региональное управление по борьбе с организованной преступностью (РУБОП). Полностью покончить с бандитизмом оно не смогло, однако работало гораздо эффективнее традиционных структур МВД.

Официальные даты существования РУБОП в России — с 1993 по 2001 год, когда работали 15 региональных отделений этой организации. Однако историю РУБОП нужно вести с конца 1980-х годов, когда в Советском Союзе впервые была создана специализированная структура по борьбе с организованной преступностью. На заре периода гласности криминогенная обстановка в стране значительно осложнилась. Отчетливо обозначились серьезные проблемы в социально-экономической жизни СССР, чем и воспользовались преступные сообщества.

На столы руководителей МВД и КГБ все чаще попадали отчеты под грифом «секретно» о разгуле в стране настоящей мафии. Огласке эти факты не предавались, однако меры все же были приняты. Одной из таких мер стали приказы МВД СССР «Об усилении борьбы с организованными группами» и «Об усилении борьбы с деятельностью лидеров уголовно-преступной среды», появившиеся летом 1985 года. К сожалению, серьезного успеха такая инициатива не возымела — у милиции попросту не было достаточных ресурсов претворить задумки в жизнь.

И вот в 1986 году в Днепропетровской области Украинской ССР, которая особенно страдала от засилья мафиози, появился 6-й отдел УВД, специально созданный для борьбы с организованной преступностью. Первоначальная численность сотрудников отдела была невелика – 12 человек, практически все они пришли из уголовного розыска. А через два года вышел приказ МВД СССР № 0014 «О создании управления по борьбе с организованной преступностью» УБОП.

По словам ветерана спецслужб, подполковника ФСБ запаса, Юрия Бойкова, УБОП создавался в том числе и для того, чтобы исключить попадание важной оперативной информации к другим силовым подразделениям. «Бывает планируешь операцию, а о ней уже известно бандитам», – говорит Бойков. Оборотни в погонах были во все времена.

Работа в УБОП считалась более престижной чем в МВД: эта структура лучше финансировалась, ей выделяли более комфортные помещения, техника и вооружение там были лучше.

В Управление по борьбе с организованной преступностью как правило приходили наиболее опытные сотрудники уголовного розыска. Было среди них немало смелых и отчаянных, которые насмотревшись зарубежных сериалов про борьбу с мафией захотели окружить себя ореолом славы или сделать головокружительную карьеру.

Первые годы сотрудникам УБОП было непросто с разросшимися мафиозными структурами, которые имели все – и влияние, и деньги, и оружие. Особенно тяжелое положение было в Комсомольске-на-Амуре, который считался одной из криминальных столиц России. В 90-е там заправлял вор в законе Евгений Васин (по кличке Джем). Подчинивший своему влиянию фактически весь криминалитет Дальнего Востока, он объявил властям, правоохранителям и горожанам настоящую войну.

Подполковник милиции в отставке, Владимир Князев, в то время младший лейтенант УБОП в Комсомольске-на-Амуре, рассказывал, как однажды Васина вызвали по повестке в Управление. Тот не явился, и тогда за ним отправили несколько оперативников. Но каково было их удивление, когда они наткнулись во дворе его дома на несколько десятков воровских иномарок — это братва приехала отмечать день рождения жены криминального авторитета. Сотрудников УБОП моментально окружила толпа агрессивных бандитов, Васин даже грозился «порешить их жен и детей», однако одумавшись он не рискнул идти на конфликт и подчинился силовикам.

В то время было крайне сложно привлечь вора в законе к уголовной ответственности, наличие одного лишь статуса ничего не давало. Милиционерам приходилось скрупулезно накапливать информацию, долго вести оперативную разработку, ловить преступников на «проколах». Того же Васина смогли посадить лишь после получения неопровержимых улик в расправе над предпринимателем, отказавшимся платить бандиту дань.

В 1997 году сотрудникам УБОП пришла помощь: свет увидела долгожданная статья 210 «Организация преступного сообщества или участие в нем». Теперь оперативники имели возможность не только ловить бандитов поодиночке, но и накрывать всю преступную шайку разом.

После ряда успешных силовых операций против воров в законе оперативники поставили бандитов на место, преступники независимо от масти и положения стали откровенно опасаться сотрудников УБОП. Упомянутый выше Князев вспоминал, как один раз какой-то отморозок осмелился оскорбить жену оперативника – на следующий день он уже валялся у него в ногах и вымаливал прощение.

Опираясь в своей борьбе с преступностью на закон, УБОП тем не менее не всегда действовал законно. В достижении результатов все способы были хороши: стравливание бандитских группировок между собой, пытки задержанных и даже убийства. Но в лихие девяностые игнорирование правовых норм было едва ли не единственным способом остановить разгул преступности в стране.

УБОП недолюбливали многие: Прокуратура, ФСБ, МВД. Во многом потому, что борцы с организованной преступностью были независимы от других силовых и правоохранительных структур. Однако, как правило, абсолютная вседозволенность обнажает пороки. Противники УБОП не раз уличали оппонентов в сотрудничестве с криминалом. Бывали случаи создания ОПГ из числа бывших «убоповцев». В те годы даже поговаривали, что сотрудники УБОП совершили убийств больше, чем раскрыли.

В 2001 году глава МВД Борис Грызлов, реагируя на многочисленные случаи злоупотребления служебным положением в рядах УБОП, принял решение реорганизовать опальную структуру, на базе которой были созданы Оперативно-Розыскные Бюро при Главных управлениях по федеральным округам. А в 2008 году президент Дмитрий Медведев своим приказом и вовсе ликвидировал службы по борьбе с организованной преступностью, создав на их основе подразделения по борьбе с экстремизмом и государственной защите.

Рассказывают, что, когда расформировали УБОП воры в законе закатывали по всей стране многодневные банкеты. Их ликование было понятно: вместе с ликвидацией Управления были утрачены базы данных и многочисленная агентура. Но самое главное, правоохранительные органы лишились ценных кадров, которые разошлись по банкам и частным сыскным агентствам.

Сегодня, когда в России прошел ряд громких процессов над чиновниками и представителями крупного бизнеса, которым предъявили обвинения в причастности к криминальным сообществам, все чаще можно слышать требование о возрождении структур по борьбе с организованной преступностью. Так, экс-прокурор Крыма и депутат Госдумы Наталья Поклонская отметила, что ОПГ 90-х никуда не исчезли, а приобрели новую форму. Они легализовались. И поэтому очень важно создание спецподразделения, которое будет вести борьбу с такими проявлениями криминала.