25/04/20
mil.ru
Василий Маргелов: какими болезнями, по его мнению, мог страдать настоящий десантник

По воспоминаниям современников, Василий Маргелов обладал не столько жестким, сколько строгим отеческим нравом. Так же, по-отечески, Маргелов относился и к своим подопечным, но и спуску никому не давал. Он даже не признавал многих болезней, считая, что настоящий десантник может страдать лишь двумя недугами.

Никаких поблажек!

Василий Филиппович Маргелов, которого называют не иначе как «десантник № 1», не делал никаких поблажек даже самому себе. Ярким примером стойкости Маргелова может послужить история, описанная в книге Олега Смыслова «Генерал Маргелов». По словам сына военачальника, еще тогда, когда решался вопрос о развитии воздушно-десантных войск, Николай Булганин пригласил к себе Маргелова и еще одного генерала. Последний, услышав о прыжках с парашютом, принялся жаловаться на травмы, полученные на фронте. А Василий Филиппович, тоже имевший множество тяжелых ранений, задал Булганину только один вопрос: «Когда отправляться?».

Маргелов не давал спуску и своим сослуживцам, и подопечным. Генерал-лейтенант Щербаков вспоминал, как во время эпидемии гриппа он, тоже подхвативший вирус, пожаловался на одном из заседаний на высокую температуру. Василий Филиппович отпустил Щербакова, а напоследок произнес не только пару крепких ругательств, но и поделился «волшебным» рецептом. Маргелов велел Щербакову выпить дома стакан водки с малиной и солью и укутаться в перину, ночью сменить белье и употребить вторую дозу «лекарства». По видимому, он и сам так лечился. «А завтра в восемь утра на работу!» — закончил свой монолог «отец ВДВ».

Эпидемия дизентерии

Однако солдаты – не машины, и время от времени от всевозможных болезней страдают даже десантники. Вот и летом 1971 года в 108-м парашютно-десантном полку случилась эпидемия дизентерии. В тот момент полк базировался неподалеку от Каунаса, в сельской местности. Каждую неделю военнослужащие пробегали 6-километровый кросс. Трасса пролегала через небольшую деревню, жители которой с удовольствием наблюдали «солдатские соревнования». Они же и угощали бегунов фруктами, которые выращивали в своих садах. Угощение, по понятным причинам, десантникам мыть было некогда. Данное обстоятельство и стало причиной развития инфекционного заболевания.

В тот момент полк должен был посетить Василий Маргелов, однако встречаться с солдатами тот не захотел. Если верить Руслану Богомолову, автору книги «Солдатские легенды», генерал сказал: «Имел я этот опоносившийся полк. Я признаю за десантником только две болезни: переломы и триппер». Слова Василия Филипповича не кажутся удивительными хотя бы потому, что он, пройдя 3 войны, собственными глазами видел все ужасы, которые происходили с бойцами в ходе сражений. И наверняка диарея действительно показалась ему сущим пустяком. Впрочем, перед отъездом Маргелов все же устроил взбучку командирам за разразившуюся эпидемию.

Нет безделью!

Вообще, некоторые «болезни» Василий Маргелов и вовсе считал результатом безделья. В 1948 году сразу после окончания военной академии Маргелов был назначен командиром 76-й гвардейской Черниговской Краснознаменной воздушно-десантной дивизии. Тогда эта дивизия была отстающей: десантники даже из числа командного состава были заняты не службой, а разведением свиней и прочего скота. Понятно, что Маргелов их тут же раскритиковал и заявил, что все они «обросли мхом» и от нечего делать страдают «японской болезнью» — «хоцу ецця». По крайней мере именно такую историю приводит на страницах своей книги «Десантник № 1. Генерал армии Маргелов» сын «отца ВДВ» Александр Маргелов.

Несмотря на то, что это была шутка, которая разрядила обстановку в дивизии, Василий Маргелов действительно был намерен встряхнуть своих подопечных. Причем, подобное он всегда старался сделать посредством собственных действий. Как указано в издании «Крылатая гвардия: книга о прославленных гвардейцах-десантниках» (ДОСААФ, 1978 год), Василий Филиппович в буквальном смысле заражал солдат личным примером: вместе с ними Маргелов поднимался на борт самолета, прыгал с парашютом, совершал марш-броски, ходил на лыжах (и это при наличии фронтовых ранений, в том числе и в ногу), без промаха стрелял из автомата.