09/04/22

Зачем Дзержинский проложил к Мавзолею Ленина трамвайную линию

Трамвайные рельсы проложили к Мавзолею Ленина всего за одну ночь по распоряжению Феликса Дзержинского. Более того, на следующий день по этим рельсам к усыпальнице доставили и трамвайный вагон. Это было сделано специально для сотрудников, занимавшихся бальзамированием тела вождя.

Рискованная «операция»

Идея о том, чтобы тело умершего в январе 1924 года Владимира Ильича Ленина выставить на всеобщее обозрение в специальном Мавзолее, пришла не сразу. Сразу после смерти вождя для бальзамирования его трупа был приглашен известный патологоанатом Алексей Абрикосов. Бальзамирование должно было сохранить тело Ленина для того, чтобы с ним могли проститься все желающие, коих оказалось немало. Когда же вопрос о помещении Ильича в Мавзолей был решен, к работе привлекли анатома Владимира Воробьева и биохимика Бориса Збарского. Задача перед учеными стояла непростая, так как необходимо было сохранить на длительный срок не только тело, но и внешность Ленина.

Надо ли говорить, насколько ответственное дело было поручено Воробьеву и Збарскому. Каждый из ученых в буквальном смысле поставил на карту собственную жизнь и жизнь своего коллеги. При новой большевистской власти они в случае неудачи (а, может, и в случае успешного бальзамирования) рисковали потерять все. Кроме того, у обоих была неподходящая для режима биография. Как утверждал хирург Владимир Голяховский, Владимир Воробьев происходил из дворян. А Борис Збарский некогда состоял в партии эсеров, был членом разогнанного в 1918 году Учредительного собрания. Предположительно, впоследствии Воробьев и Збарский настаивали на том, что только им знаком рецепт бальзамической жидкости, для того, чтобы от них не избавились.

Работа на износ

Тем не менее Владимир Воробьев и Борис Збарский не могли кормить власть пустыми обещаниями, необходимо было показать достойные результаты своей работы. С 26 марта 1924 года деревянный Мавзолей был закрыт для посещения, а Воробьев, Збарский и их помощники поселились в склепе, где температура воздуха не поднималась выше 0 °C. Очень редко ученые отправлялись на несколько часов в гостиницу для того, чтобы поспать, а чаще всего укладывались прямо в холодной лаборатории. Питались Воробьев и Збарский тоже кое-как. Феликс Дзержинский, который после смерти Ленина возглавил комиссию по увековечению памяти вождя, оказывал всестороннюю помощь участникам проекта и предоставлял необходимые материалы, но через некоторое время Воробьев и Збарский уже еле держались на ногах.

Не ускользнуло состояние ученых и от Дзержинского. Тогда Феликс Эдмундович взял со Збарского слово, что они с Воробьевым будут регулярно чередоваться, а часть дня и вовсе отдыхать. Мало того, как писал в своей книге «Мавзолей Ленина» Алексей Абрамов, по указанию Дзержинского на Красной площади появилась группа рабочих и инженеров, которые в течение всего одной ночи проложили к Мавзолею трамвайные рельсы и провода. На следующий день к усыпальнице подогнали специально оборудованный трамвайный вагон. В этом вагоне для ученых и их ассистентов были приготовлены постели, умывальные принадлежности, электрические плитки и другие удобства.

Триумф и его последствия

Созданные для Бориса Збарского, Владимира Воробьева и их коллег условия, но главное упорный труд вскоре дали свои плоды. Уже 16 июня 1924 года Дзержинский поинтересовался у Збарского о возможности продемонстрировать тело Ленина делегатам Пятого съезда Коминтерна. Збарский, посоветовавшись с Воробьевым, направился к Надежде Крупской за одеждой для вождя. 18 июня делегация Коминтерна и члены семьи Ульяновых прибыли в новый деревянный Мавзолей. Лучшей похвалой для Збарского и Воробьева были слова, произнесенные потрясенным братом Ленина Дмитрием Ульяновым: «Я ничего не могу сказать, я сильно взволнован. Он лежит таким, каким я видел его тотчас после смерти, а, пожалуй, и лучше».

Работа Бориса Збарского и Владимира Воробьева по бальзамированию тела Ленина отразилась и на их дальнейшей карьере. Так, Воробьеву стало гораздо легче осуществлять свои проекты, печататься и открывать новые учреждения. Например, при непосредственном участии Владимира Петровича открылся Институт экспериментальной медицины имени Мечникова. Да и умер Воробьев в 1937 году своей смертью от последствий заболевания почек. Збарский же остался на прежнем месте, он руководил лабораторией при Мавзолее до 1952 года. Тогда же, как пишут в издании «Неизвестный Сталин» Рой и Жорес Медведевы, Борис Ильич был арестован. Однако в декабре следующего года он был освобожден. В 1954 году Збарский скончался от инфаркта.