06/03/21
Зачем Никита Хрущев носил с собой пулю

Как вспоминал Шелепин, Хрущев действительно носил с собой пулю. Иногда прямо во время заседаний Никита Сергеевич демонстративно стучал ею об стол. При виде пули один из присутствовавших впадал в ступор. Кто же был этот человек? И почему пуля вызывала у него такую реакцию?

Охота – главное увлечение

Никита Сергеевич Хрущев всегда обожал охоту. Как писал в своих мемуарах «Хрущев» сын партийного лидера, Сергей, в активный период жизни у его отца не было никаких увлечений, кроме охоты. Это единственное хобби, для которого Хрущев находил время. По словам Сергея Хрущева, Никита Сергеевич охотился и неподалеку от Москвы, и регулярно для этой же цели выезжал на Украину. Только в начале 1950-х годов он вынужден был сделать перерыв. Якобы еще живой тогда Сталин не одобрял, когда коллеги собирались вместе. «Тогда эта охота могла дорого стоить всем участникам» — добавлял Сергей Никитич. Поэтому все, что оставалось Хрущеву, — это перебирать любимые ружья.

Однако после смерти Сталина охота возобновилась. Неудивительно, что, по словам Василия Веденеева, автора издания «100 великих тайн России ХХ века», именно при Хрущеве расцвел заповедник Завидово, где стали охотиться высокопоставленные чиновники: в частности расширилась территория охотничьего хозяйства, было построено множество объектов для удобного времяпрепровождения представителей власти, в том числе утепленные вышки, где можно было с комфортом дожидаться зверя. При Никите Сергеевиче на охоту стали приглашать гостей из иностранных государств. Так, Рой и Жорес Медведевы, авторы книги «Никита Хрущев», упоминают о том, что в подмосковном угодье вместе с Хрущевым несколько дней отдыхал и охотился Фидель Кастро.

Меткий стрелок или мазила?

Медведевы отмечают, что Никита Хрущев даже в преклонном возрасте оставался довольно метким стрелком. Алексей Аджубей, зять Хрущева, также подтверждал меткость тестя. «"Летающие тарелочки" только успевали разлетаться после его выстрелов» — рассказывал Аджубей. Валентина Краскова в своей книге «Кремлевское золото» также пишет о том, что Хрущев стрелял хорошо, с ходу, как заядлый охотник. Правда, Краскова упоминает и о том, что у Никиты Сергеевича, как и у любого другого охотника, бывали неудачи, но тогда он быстро находил виновного. Эти виновным оказывался, как правило, первый попавшийся под руку человек, которому Первый секретарь задавал по первое число.

Интересно, что Василий Веденеев, напротив, называет Никиту Хрущева никудышным охотником. Якобы Хрущев стрелял из рук вон плохо, частенько промахивался, а будучи в нетрезвом состоянии вообще палил без разбора. Однако проигрывать лидер не любил, именно поэтому на территории заповедника и построили утепленные вышки, к которым зверя в буквальном смысле выводили. Все для того, чтобы Хрущев поразил цель хотя бы с близкого расстояния.

Та самая пуля

Как бы то ни было, сам Хрущев считал себя хорошим охотником. Никита Сергеевич охотился на уток, реже на крупного зверя. А вот неудачи Хрущев действительно терпеть не мог. Шелепин, слова которого приведены в энциклопедии Николая Зеньковича «Самые закрытые люди», рассказывал, как однажды Первый секретарь охотился в Беловежской Пуще вместе с секретарем ЦК Фролом Козловым. После того, как кабан был сражен выстрелом, Козлов заявил, что это именно он его убил. Но Хрущев возразил: «Нет, это я!». Когда пулю извлекли, выяснилось, что она действительно принадлежала Никите Сергеевичу. С тех пор Хрущев везде носил пулю с собой. Демонстративно постукивал ею об стол на заседаниях, при этом Козлов, как выразился Шелепин, «мертвел».

Примечательно, что Валерий Шамбаров в издании «Гибель советской империи» описывает почти аналогичный случай, который произошел с Алексеем Кириченко, тоже видным государственным деятелем. Кириченко был очень близок с Хрущевым и в какой-то момент до такой степени «распустился», что стал с ним пререкаться. Как-то раз на очередной охоте был убит кабан. Кириченко настаивал на то, что это именно его пуля настигла зверя. Никита Сергеевич утверждал обратное. Егеря достали пули и заявили, что они были выпущены из ружья Первого секретаря. Кириченко вспылил и, обозвав егерей подхалимами, удалился. Видимо, Алексей Кириченко намекал на то, что сразил кабана именно он, но егеря, желая угодить Хрущеву, всех обманули.