10/04/22

Зачем в СССР массово уничтожали старинные кладбища

В годы Гражданской войны сторонники новой власти с воодушевлением пели песню, в которой есть и такие слова: «Мы раздуваем пожар мировой, церкви и тюрьмы сровняем с землей!». Очень скоро оказалось, что не все так однозначно, и что с тюрьмами придется подождать. А вот церкви – те поначалу действительно очень старательно «ровняли с землей». Вместе с ними уничтожались и кладбища. Тысячи старинных кладбищ по всей России.

Идеологическое обоснование

Советская власть с самых первых дней старательно претворяла в жизнь лозунги строительства «нового мира». К «пережиткам старого» были отнесены решительно все порядки и нормы, возникшие при «помещиках и капиталистах», от форм государственной власти до семейных отношений. Разумеется, к таким пережиткам была отнесена и религия. Из-за многочисленных экономических и административных сложностей, которые новая власть с азартом создавала церковным общинам, храмы и монастыри постепенно приходили в упадок и пустели. В перспективе Советы планировали использовать здания монастырей и церквей для светских нужд, оборудуя в них детприемники, склады и мастерские. Некоторые здания предполагалось использовать как жилье – например, братские корпуса монастырей. Но возникал вопрос, как в таких случаях поступать с кладбищами, которые в России традиционно устраивали рядом с храмом?

Несмотря на все усилия новых властей, кладбища по-прежнему оставались местом, где люди совершали «культовые действия» — кто-то в силу искренней религиозности, кто-то по привычке. На кладбищах по-прежнему звучали слова молитв, устанавливали кресты и вообще, все было пронизано «поповским духом». Непорядок!

Таким образом, в 20-е годы и позже погосты стали объектами антирелигиозной кампании, развернувшейся в стране. Кладбища планировалось уничтожить вообще, как таковые. Для этого в первые годы советской власти активно внедрялась идея кремации и в 1920 и 1927 годах первые крематории были построены в Петрограде и в Москве. Церкви были отстранены от похорон в 1920 году специальным декретом СНК РСФСР «О кладбищах и похоронах».

Объяснялась эта бескомпромиссная борьба со старыми кладбищами, как правило, тем, что размещение захоронений вблизи мест, где живут и работают люди противоречит санитарным нормам.

Экономическое обоснование

Было у новой власти и еще одно, экономическое обоснование борьбы со старыми погостами: они мешали росту и развитию городов.

В этом действительно был определенный резон. Старые кладбища закладывались за пределами города, и вели свое начало с XVII или XVIII веков, а иной раз и более ранних времен. Но города росли, и погосты рано или поздно оказывались в окружении жилых кварталов. Одной из первых обратила внимание на эту ситуацию еще Екатерина Великая, запретив совершать похороны в городской черте. Однако, к 1917 году значительная часть больших (да и не только больших) городов России находилась в ситуации, когда некрополи располагались рядом с жилыми домами.

Эти кладбища зачастую имели довольно неухоженный вид, многие могилы были заброшены, территория зарастала сорняками. С этим нужно было что-то делать, и не приди к власти большевики, проблему кладбищ непременно решал бы кто-то другой. Но сложилось так, что старинными некрополями пришлось заниматься именно советской власти, и она отнеслась к делу по-большевистски. Кладбища было приказано уничтожить.

Эти печальные пространства с покосившимися крестами и ажурными оградками совершенно не вписывались в представления о новых, социалистических городах, которые существовали у адептов грядущей социалистической утопии. Так в статье видного архитектора тех лет А. Зеленко «Город ближайших лет» (в сборнике «Города социализма и социалистическая реконструкция быта») описывается город-парк, в центре которого – вокзал, аэропорт, гостиница и «распределитель продукции». В парке разбросаны жилые дома, ясли, школы. В следующей зоне расположены больницы, дома для престарелых, не забыта центральная площадь для проведения демонстраций и дом культуры.

И в самом конце статьи, в которой дотошно рассматриваются все тонкости инфраструктуры «города будущего», вскользь отмечено, что будет предусмотрен и крематорий. И никаких погостов. Когда в 1929 году закладывался Магнитогорск, он был задуман ка образцовый социалистический город. И кладбище первоначально в нем тоже не было предусмотрено. Только крематорий.

Как уничтожались кладбища

Наиболее активная деятельность по уничтожению старых кладбищ развернулась в конце 20-х годов. В Москве, Ленинграде, Нижнем Новгороде, в Одессе, Харькове, других городах страны кладбища попросту ровняли с землей. При этом уничтожались захоронения многих выдающихся исторических личностей, погибали памятники и надгробия, представлявшие художественную и историческую ценность.

Ученые, журналисты, краеведы и другие граждане, неравнодушные к истории, делали попытки спасти захоронения или хотя бы памятники, и иной раз эти попытки увенчивались успехом.

В Ленинграде мемориалами были объявлены Александро-Невская лавра с Лазаревским и Тихвинским кладбищем, в Москве этот статус был присвоен Новодевичьему кладбищу и кладбищу Донского монастыря. На эти некрополи переносили прах исторических лиц, которых новая власть согласилась почтить перезахоронением. Так были эксгумированы и перезахоронены на новом месте останки Гоголя, Языкова, Аксакова, Серова, Перова и других. При этом предпочтение, разумеется, отдавалось «прогрессивным» деятелям науки и искусства. Особое отношение было к декабристам и членам их семей. Менее «прогрессивные» шли на свалку истории. Так были утрачены захоронения религиозного мыслителя Федорова, историка Иловайского и других.

Часть памятников, представлявших художественную ценность, удалось спасти. Их переносили на мемориальные некрополи, в то время как сами могилы безжалостно уничтожались. Однако, эти памятники, перенесенные на новое место, вырванные из среды, для которой они проектировались и создавались, утратили изрядную часть выразительности. Кроме того, зачастую бронзовое литье, мраморные плиты, элементы декора попросту разворовывались. Перезахоронения иной раз производились с вопиющим нарушением традиций православия: покойного клали изголовьем на запад.

То, что сегодня могут видеть посетители Александро-Невской лавры или кладбища Донского монастыря – лишь малая часть того богатства, которым располагали старинные некрополи Москвы и Петербурга, не говоря уже о других городах.

Те памятники, которым «повезло» меньше, и они не оказались в числе представлявших историческую ценность, были распилены на тротуарные плитки, раздроблены на щебенку. Из них делали питерские «поребрики», их использовали для укрепления опор мостов и для иных надобностей. В отдельных случаях красивые надгробия и памятники использовали при захоронении других лиц, чем-то заслуживших благоволение советской власти. Только имена высекали заново.

В числе уничтоженных кладбищ можно назвать Дорогомиловское кладбище в Москве – на его месте вырос один из первых небоскребов комплекса «Москва-Сити», Фарфоровское (Спасо-Преображенское) кладбище в Санкт-Петербурге – на его месте сейчас станция метро «Ломоносовская», Выборгское римско-католическое кладбище в Санкт-Петербурге – на этом месте устроили промышленные здания и проложили улицу. В Нижнем Новгороде на месте старинного кладбища сделан парк, в Перми – зоопарк, в Барнауле – ВДНХ, в Одессе – Парк культуры.