30/05/21
Зубы Григория Распутина: чем они поражали окружающих

Современники Григория Распутина оставили весьма противоречие сведения о зубах «старца». Несмотря на такие разные воспоминания, зубы Распутина поражали всех. Правда, тех, кто близко знал «отца» Григория и видел его зубы, удивляло далеко не одно и то же.

Противоречивые описания внешности

Личность Григория Ефимовича Распутина, которому удалось завоевать доверие членов семьи российского императора Николая II, до сих пор приковывает к себе внимание историков. Особый интерес представляют противоречивые описания внешности «старца». Так, Игорь Князькин в своей книге «Распутство Распутина» упоминает о «грязном и неряшливом виде» Распутина. А Дуглас Смит, автор издания «Распутин. Вера, власть и закат Романовых», со ссылкой на слова дочери Григория Ефимовича, напротив, называет его опрятным. Матрена утверждала, что ее отец «только волосы и бороду не причесывал так, как богатые люди в Санкт-Петербурге».

Даже о росте Григория Распутина существует различные мнения. Например, Морис Палеолог, посол Франции в России, автор книги «Распутин: воспоминания», утверждал, что «отец» Григорий был человеком высокого роста. Аналогичное описание встречается и на страницах книги Андрея Терещука «Григорий Распутин: последний «старец» Империи». А вот Олег Платонов, автор издания «Жизнь за царя. Григорий Распутин и Августейшая семья», считает, что подобные сведения распространялись врагами Распутина, на самом же деле «он был не только слабого здоровья, но и невысокого роста». Старожилы родного села Григория Ефимовича рассказывали, что тот был чуть-чуть выше среднего роста, «даже тщедушный».

Зубы разных людей

Такие же противоречивые свидетельства дошли до наших дней и о зубах Григория Распутина. К примеру, секретарь Распутина Арон Симанович, который в силу своих обязанностей на протяжении долгого времени близко общался со «старцем», утверждал, что вместо зубов во рту его шефа «виднелись какие-то черные корешки». Именно эти слова Симановича приведены в книге Владимира Балязина «Самодержцы». Певица Александра Беллинг, которая неоднократно встречалась с Григорием Ефимовичем, если верить Эдварду Радзинскому, автору издания «Похищенное дело. Распутин», также при описании его внешности отмечала «гнилые зубы» и «зловонное дыхание».

Между тем, писательница Вера Жуковская, которая тоже лично знала Распутина, обвиняла тех, кто указывал на гнилые зубы «царева друга», во лжи. Так, мемуары Александры Беллинг «Из недавнего прошлого», выпущенные в 1917 году, Жуковская называла «книжонкой», содержание которой не соответствовало истине. Жуковская, рассказ которой можно найти в сборнике «Мужик в царском доме. Записки о Григории Распутине» (2017 год), наоборот поражалась свежим дыханием и «безукоризненными зубами» Распутина, которые были «все до единого целы». «Белые хлебные зубы, — крепкие, точно звериные» — писала Вера Жуковская. Складывается впечатление, что речь идет о зубах двух разных людей.

«Зверь» и «хамелеон»

Примечательно, что современники, дававшие столь противоречивые показания о зубах Григория Распутина, сходились во мнении, что тот орудовал как «черными корешками», так и «хлебными» зубами как-то по-звериному. Андрей Шляхов в своей книге «Распутин. Три демона последнего святого» приводит слова того же секретаря Распутина, Симановича, который утверждал, что во время еды «старец» очень редко пользовался столовыми приборами, ножом и вилкой, а «большие куски разрывал, как зверь». При этом Арон Симанович отмечал, что в такие моменты немногие могли смотреть на Распутина без отвращения. Вера Жуковская писала о Распутине: «...с диким звериным сладострастием скрипят белые зубы».

Да и разности в описаниях внешности Григория Распутина есть объяснение. Так, Эдвард Радзинский пишет, что великая княгиня Ольга Александровна, сестра Николая II, говорила про Распутина: «Он менялся, как хамелеон». Это подтверждала даже упомянутая ранее Вера Жуковская, которая писала: «Когда вспомнишь эту его диковинную особенность мгновенно изменяться... сейчас сидел простой, неграмотный мужичок, грубоватый, почесывающийся, и язык у него еле шевелится, и слова ползут неповоротливо... и вдруг превращается он во вдохновенного пророка...». Та же Жуковская продолжала: «... и вот уже на месте распоясанного охальника сидит серый сибирский странник, 30 лет ищущий Бога по земле».