12/06/21
Х/ф
Брюс Ли: почему Квентин Тарантино считает его обманщиком

Одна из главных киноновинок 2019 года – «Однажды в Голливуде» Квентина Тарантино – запомнилась не только игрой Брэда Питта и Леонардо Ди Каприо, исполняющих роли героев, ищущих вторую молодость, замысловатым сценарием и кровавым финалом в «тарантиновском» стиле, но и уничижительной пародией на Брюса Ли. За сцену, в которой кумира поколений отделал видавший виды каскадёр, режиссёр выслушал немало критики. Впоследствии он даже признал, что немного переборщил, однако в его словах при этом не было и тени сожаления.

Не такой, каким кажется

«Однажды в … Голливуде» — фильм, основанный на реальных событиях, но не лишённый режиссёрской выдумки. События картины разворачиваются в 1969 году вокруг истории известного актёра Рика Далтона, роль которого исполнил ДиКаприо, и его дублёра Клиффа Бута, которого сыграл Питт. Оба пытаются найти своё место в стремительно меняющемся мире киноиндустрии, параллельно ностальгируя о былых временах. Во время одного из таких флешбэков они оказываются на съёмках «Зелёного шершня» — сериала, где настоящий Брюс Ли сыграл одну из своих первых «боевых» ролей.

Вопреки ожиданиям многих, в тарантиновской интерпретации мастер кунг-фу в исполнении Майка Мо предстал бахвалистым задирой. В присутствии съёмочной команды и каскадёров он заявляет, что, доведись ему драться боксёром Кассиусом Клеем, сегодня более известным под именем Мухаммеда Али, он «сделал бы того калекой». Клифф Бут в ответ на это замечает, что Ли «всего лишь зарвавшийся говорливый коротышка», которому должно быть стыдно за мысли, будто он «сможет оставить в жизни Мухаммеда Али больший след, чем пятно на его боксёрских шортах».

Между двумя героями, естественно, возникает перепалка, которая заканчивается дракой. По фильму, после второго раунда персонаж Майка Мо оказывается вмят в машину, формальное преимущество остаётся за героем Питта, после чего их прерывают. Но известно, что изначально Тарантино вообще планировал снять три раунда, по итогам которых Ли должен был быть окончательно и бесповоротно повержен.

Впрочем, и без этого режиссёру прилично досталось за взгляд на то, каким был Брюс Ли. Так, после просмотра «Однажды в … Голливуде» дочь актёра Шеннон посоветовала Квентину Тарантино заткнуться.

«Ему бы не помешало заткнуться, — сказала она изданию The Wrap. — Было бы хорошо. Или он мог бы извиниться и сказать: "Я на самом деле не знаю, каким был Брюс Ли. Я просто написал так для своего фильма. Но не стоит думать, что так было в самом деле"».

По словам Шеннон, её отец – совсем не «напыщенный, наглый ублюдок», каким выглядит в фильме, а «человек, которому приходилось работать в три раза сильнее, чтобы добиться того, что так легко доставалось другим».

В ответ Тарантино парировал: «Ок, признаю, я немного преувеличил, чуть-чуть повеселился на его счёт. Эта сцена немного пародийная». И вместе с тем он настоял, что «вообще-то Брюс Ли и правда был заносчивым парнем».

«То, как он разговаривал в жизни — я это не выдумал, я это слышал. Вот все возмущаются, что Брюс никогда не говорил, что мог бы побить Мохаммеда Али. Но я слышал, что он это говорил!» — отметил режиссёр на пресс-конференции в Москве, сославшись на написанную женой актёра Линдой биографию мужа «Брюс Ли. Мужчина, которого знала только я».

Режиссёрский замысел

Впоследствии эксперты быстро поправили Тарантино: оказалось, что в упомянутой им книге нет слов о Кассиусе Клее и на самом деле это цитата критика, написавшего, что люди легко поставят на победу Ли над Али. И тем не менее многие согласились, что, выставляя кумира поколений выскочкой, режиссёр преследовал вполне художественную цель.

«Я бы поспорил с тем, что решение Тарантино устроить драку между Бутом и Ли было направлено на то, чтобы унизить Ли; скорее она была снята для того, чтобы разрушить тот образ таинственности, который актёру постоянно приходилось поддерживать, — пишет кинокритик Уолтер Чоу для Vulture. — Таким образом, показав Ли более реальным и приближенным к обычным людям, Тарантино демонстрирует иной, более богатый вариант репрезентации персонажа азиатского происхождения».

Биограф Брюса Ли Мэттью Полли, в свою очередь, отмечает, что сцена также гармонично смотрится с общим ностальгическим настроением «Однажды в … Голливуде» по старым вестернам.
«Мне кажется, что Тарантино почувствовал необходимость «опустить» Брюса Ли, потому что именно с него начался бум восточных боевых искусств в Голливуде, отодвинувший на задний план таких парней, как Клифф Бут, которые в своем большинстве не сумели приспособиться к новой эре», — подчеркнул он в комментарии The Wrap.
Кроме того, защитники Тарантино обратили внимание на то, что режиссёр всегда был фанатом Брюса Ли, пишет Esquire. Он даже одел героиню Умы Турман в фильме «Убить Билла» в такой же желтый костюм, как у Ли в его последнем фильме «Игра смерти».

Актёр vs боец

Вместе с тем нашлось немало тех, кто приветствовал уничижение актёра. У Брюса Ли, как и вообще любого человека, чье имя осталось в истории, оказалось немало завистников, желающих принизить его заслуги.

Такие люди любят напоминать, например, что у Брюса Ли была своя школа боевых искусств, но за всю жизнь не было ни выступлений на соревнованиях, помимо чемпионатов Гонконга по ча-ча-ча и боксу среди школьников, где он победил, и учеников, за исключением нескольких селебрити.

Публицист Дмитрий Булгаков в своей статье «Боевые единоборства: мифы и реальная практика» пишет, что Брюс Ли был широко признанным мастером боевых искусств, но официально подобного звания при жизни не имел. Ему даже не удалось завершить обучение кунг-фу у знаменитейшего мастера единоборств Ип Мана, который отказался тренировать его после отъезда в США.

«Ему в заслугу ставят то, что другие, настоящие, бойцы и мастера достигают путём многолетних тренировок и спаррингов, часами проведёнными в зале, воспитывая сотни учеников, зарабатывая свои титулы в прямом смысле кровью и потом. Ему же это досталось за актёрское мастерство. И никто не говорит, что он не проливал сам пот на тренировках, но он не проверял по-настоящему свои умения и навыки», — отмечаете Булгаков.

Впрочем, всё вышесказанное было бы справедливо, если бы Брюс Ли, скажем, предпочёл остаться в боксе. Или хотя бы перешёл в отдельное, спортивное направление ушу. Но он посвятил себя кунг-фу в целом, что в переводе с китайского означает «умение, мастерство, навык» с коннотацией «опыт, знания - тренировка, затраченное время». То есть в абсолют возводится не то, сколько боёв ты провёл, а какую часть себя отдал делу своей жизни. Кунг-фу – не спорт, а искусство.

Брюс Ли действительно не имеет  себе равных по части затраченных на тренировки сил и времени, даже несмотря на то, что ещё в школьном возрасте он, хоть и интересовался единоборствами, усердно ими не занимался. По свидетельствам очевидцев, актёр тренировался фанатично и много лет подряд вёл подробные дневники, куда записывал всё проделанное на каждой тренировке. Он постоянно повышал свои навыки в кунг-фу, разрабатывал свой собственный стиль джиткундо, старался привнести что-то новое в существовавшие техники и тактики рукопашного боя, усовершенствовать их. Запомнился он и тем, что, как постановщик поединков и боевой хореографии, изобрёл множество новых связок ударов и различных трюков, перехватов при использовании нунчаку.

Больше того, он разработал собственную систему питания, уделял очень большое внимание общеатлетической подготовке и занятиям в тренажёрном зале. Он великолепно развил своё тело и опубликовал свои методики тренировок и упражнения, ставшие очень известными. А Арнольд Шварценеггер даже называл его телосложение эталоном полного отсутствия лишнего жира в организме.

И если при жизни Брюс Ли не стал обладателем регалий мастера боевых искусств, на что любят указывать его критики, то через год после смерти, в 1974-м, журнал «Black Belt» все же назвал его «Мастером боевых искусств года»  и внес в свой «Зал славы».