03/12/22

«Дело Весна»: как чекисты предотвратили крупнейшее белогвардейское «восстание» против Сталина

В 1928-1930 гг. руководство СССР взяло курс на форсированную индустриализацию и коллективизацию. Поскольку такая политика вызывала широкое недовольство народных масс, в связи с их ухудшающимся экономическим положением, Сталин попытался (и успешно) перенаправить социальную агрессию на «буржуазию».

Представители бывших «эксплуататорских» классов, служившие Советской власти на должностях специалистов в различных сферах, — так называемые «спецы» — были объявлены вредителями, из-за которых и страдают народные массы.
В рамках этой репрессивной кампании было сфабриковано несколько громких дел: дело «Трудовой крестьянской партии» — против специалистов-аграрников, дело «Промышленной партии» и «Шахтинское дело» — против инженеров, «Академическое дело» — против учёных. Менее известен процесс против военспецов – бывших генералов и офицеров Российской императорской армии, служивших теперь в Красной Армии. Но этот слой профессионалов просто не мог быть оставлен правящей коммунистической партией без внимания.

Серия арестов и судебных процессов против красноармейцев из «бывших» получила название «Дело “Весна”», хотя это было несколько отдельных судопроизводств. Массовые аресты военспецов начались в 1929 году, шли весь 1930 год, продолжались и в 1931 году.

Типичные «путчисты»

Андрей Снесарев (1865-1937). Видный военный географ. До Октябрьской революции дослужился до звания генерал-лейтенанта. В годы Гражданской войны служил сначала военным руководителем Северо-Кавказского военного округа, где у него возник конфликт со Сталиным и Ворошиловым из-за некомпетентности последних. С 1919 по 1921 год работал начальником Академии Генерального штаба РККА. Затем был на различной военно-преподавательской работе. В 1928 году первым из советских военных был удостоен звания Героя Труда.

В январе 1930 года Снесарева арестовали. Ему вменяли в вину принадлежность к «Русскому национальному союзу» — монархической организации белоэмигрантов. В августе 1930 года был осуждён на 10 лет лагерей. В 1934 году его освободили из заключения по тяжёлой болезни. Умер своей смертью в 1937 году.

Александр Свечин (1878-1938). Выдающийся военный теоретик, автор трудов по стратегии. До революции – генерал-майор. Первый начальник Всероссийского Главного штаба РККА (1918). Был арестован по делу «Весна» в феврале 1931 года и осуждён на пять лет лагерей. В 1932 году его освободили. Свечин дослужился до звания комдива РККА. В 1937 году его арестовали в последний раз и расстреляли.

Александр Верховский (1886-1938). Генерал-майор. Последний военный министр Временного правительства. В Гражданскую войну – на должностях начальника штабов фронтов, после – на преподавательской работе. В феврале 1931 года арестован, в июле того же года приговорён к расстрелу, в декабре 1931 года расстрел был заменён на 10 лет лагерей. В 1934 году освобождён, в 1938-м снова арестован и расстрелян.

Владимир Ольдерогге (1873-1931). Генерал-майор. В Гражданскую войну командовал Восточным фронтом и разбил Колчака. Военный инспектор, преподаватель. Арестован в декабре 1930 года, приговорён к высшей мере «социальной защиты», расстрелян в мае следующего года.

Михаил Матиясевич (1878-1941). Полковник царской армии. В РККА в Гражданскую войну – командующий армиями. В 1931 году был приговорён к 10 годам заключения по делу «Весна». В 1933-м освобождён. Снова арестован в 1937 году и освобождён в 1940-м «за отсутствием состава преступления».

Абсурдная схема

«Весна» — такое название получила мнимая подпольная контрреволюционная организация бывших офицеров и генералов царской армии, свившая себе гнездо, как силилось доказать ОГПУ, в штабах и военно-учебных заведениях Красной Армии. Что эта организация была мнимой, явствует из судеб арестованных.

Большинство их было спустя некоторое время освобождено. В настоящее время все они реабилитированы. Конечно, у людей, уже раз арестованных и осуждённых по обвинению в «контрреволюции», было мало шансов уцелеть во время Большого террора 1937-1938 гг. Но тогда, в 1930-1931 гг., дело «Весна», по сути, рассыпалось по причине отсутствия такой организации.

О том, что у подследственных в буквальном смысле слова выбивали показания, свидетельствуют материалы их допросов. Вначале арестованные давали вполне осмысленные показания, потом начали путаться и возводить на себя различные грехи в связи с «контрреволюцией». «Арестованные во всём признавались и каялись, их воля была сломлена», отмечает современный историк Андрей Ганин («В тени “Весны”» // «Родина», 2014, №4).

ОГПУ даже нарисовало схему воображаемой организации – абсурдную, на взгляд цитированного историка: «Подобная структура (периферия – центр) была типичной для многочисленных фабриковавшихся чекистами дел о контрреволюционных организациях. Однако, если учесть особенности менталитета дореволюционного кадрового офицерства, эта структура представляется абсурдной. Офицеры не стали бы подчиняться в подпольной работе штатским профессорам».

Было ли что-нибудь?

Тем не менее, возможно, что дыма без огня не было. Историк Ярослав Тинченко, написавший книгу о деле «Весна» «Голгофа русского офицерства в СССР. 1930-1931 гг.», признаёт, что в некоторых случаях возвращение в Советский Союз из эмиграции бывших высокопоставленных чинов Белой армии выглядело подозрительным. В частности, в 1923 году вернулся в СССР донской казачий генерал-лейтенант Александр Секретёв. Одни говорят, что он работал на ОГПУ, агитируя эмигрировавших казаков возвращаться в Россию. Однако он сам был арестован в августе 1930 года и в мае следующего года расстрелян.

На большинство арестованных дала наводку дочь генерала Андрея Зайончковского Ольга (по мужу Попова), постоянно крутившаяся в среде бывших офицеров, служивших в РККА, и доносившая об их разговорах в ОГПУ. Её кузен, автор фундаментальной исторической работы о Гражданской войне «Как сражалась революция» (в 2 т., 1925-26), бывший полковник Николай Какурин был, по её доносу, арестован одним из первых и в 1930 году осуждён на 10 лет политизолятора.

Показательно, что Какурина держали фактически в одиночном заключении, чтобы он не мог связаться со своими предполагаемыми единомышленниками на воле. В 1936 году он умер. Полагают, что в тюрьме он дал показания, на основании которых в 1937 году был арестован Тухачевский и многие его соратники. Тухачевский, кстати, тоже был из «бывших».

Реабилитация осуждённых по делу «Весна» проходила долго. Большинство было реабилитировано в 1956-1958 гг. Но Ольдерогге, например, реабилитировали только в 1974 году, а Секретёва – аж в 1989-м.