07/08/22

Единственный в истории абордаж корабля с самолета: невероятный подвиг русского лётчика

Абордаж, это морской термин, который подразумевает атаку одного судна другим,  путем подхода в упор, борт к борту и десанта на вражеское судно. Лейтенант Его Императорского Величества Российского флота Михаил Сергеев безусловно изучал эту военную тактику в кадетском корпусе и, как каждый военный, мечтал о подвиге. Шанс выдался: в марте 1917 года Сергеев взял турецкий военный корабль на абордаж с помощью аэроплана.

Рожденный плавать, летать сумеет

Службу свою Михаил Михайлович Сергеев, сын потомственного священника из Вятской губернии, начал в 1913 году после окончания Морского кадетского корпуса в Санкт-Петербурге. Он был направлен на Черноморский флот. Служба командиром артиллерийской батареи на броненосце «Синоп» оказалась невероятно скучной. Броненосец спустили на воду еще в 1889 году, и к моменту прибытия Сергеева на борт он был безнадежно устаревшей посудиной. По этой причине «Синоп» произвели в брандвахтенные суда. Его задачей было стоять на вечном причале и охранять вход в Севастопольскую бухту.

Мимо «Синопа» проходили корабли, отправлявшиеся на боевые операции, и Сергееву оставалось лишь провожать их взглядом. Его собственные дни были заполнены однообразными обязанностями артиллериста и скукой. Возможно, мысль о переводе родилась у него именно в тот день, когда мимо «Синопа» прошел гидроавиатранспорт «Император Николай I», несший на борту 6 гидросамолетов.

Впервые с авиацией Сергеев познакомился еще в 1910 году в Санкт-Петербурге, где проходил Всероссийский праздник воздухоплавания. Позднее, в 1912 году, он впервые поднялся в воздух на моноплане «Моран», правда, в качестве пассажира. По всей вероятности, эти впечатления решили дело: когда началась Первая мировая война, мичман Михаил Сергеев подал рапорт с просьбой о зачислении в Петроградскую школу морской авиации. Рапорт был удовлетворен.

Русская военная авиация на Черном море

Надо сказать, это был не первый рапорт, который Сергеев подал в надежде на перевод с «Синопа». Предыдущие его ходатайства о направлении на боевые корабли, были отклонены: кто-то должен нести и брандвахту. Но в просьбе стать морским летчиком не отказывали никому.

Дело в том, что морская авиация в те годы только-только зарождалась, и храбрецов, решившихся на боевые полеты над морем, называли не иначе как «смертниками». Конструкция самолетов была столь несовершенна, что иной раз они разваливались прямо в воздухе. О парашютах тогда и слыхом не слыхивали. Неудивительно, что средний срок службы летчика в начале Первой мировой исчислялся неделями. Словом, летчиков решительно не хватало.

Тем не менее командование быстро оценило возможности авиации и в боевых налетах на вражеские позиции, и, в особенности, в том, что касалось разведки. Авиационные части Черноморского флота начали формировать с первых месяцев войны. В составе флота появились три гидроавиатранспорта – «Александр I», «Император Николай I» и «Румыния». Каждый мог нести от 6 до 8 гидросамолетов. Взлетали и садились эти «летающие лодки» только с воды и на воду, поэтому каждое судно было снабжено специальными кранами для спуска и подъема самолета.

Всего же к началу войны силы морской авиации на Черном море составляли 110 самолетов. На вооружении состояли разведчики М-5, тяжелые М-9 для бомбометания и даже гидросамолеты-истребители М-11. Все летающие машины были разработаны русским инженером Д. П. Григоровичем.

Абордаж лейтенанта Сергеева

В марте 1917 года 8-й гидроотряд Черноморского флота выдвинулся в район Босфора. Пилотам надлежало облететь позиции турецкой армии с целью разведки и фотографирования, а также для бомбардировки артиллерийских батарей на мысе Кара-Бурун.

На одном из самолетов М-9, установленных на палубе «Александра I» боевые задачи выполнял экипаж в составе пилота лейтенанта Михаила Сергеева и наблюдателя унтер-офицера Феликса Тура.

12 марта М-9 лейтенанта Сергеева отправился на боевой вылет, целью которого было сфотографировать, а затем и отбомбить гидронасосную станцию в городке Даркос, которая снабжала водой турецкую столицу.

Первый, разведывательный заход прошел благополучно, русский самолет появился так внезапно, что турки не успели выставить дымовую завесу. Снимки были сделаны отличные. После этого Сергеев развернул самолет на второй заход. Феликс вручную сбрасывал бомбы, турки, опомнившись, открыли ураганный огонь. В какой-то момент у самолета прострелили бензобак.

Оценив обстановку, Сергеев развернулся в сторону моря и пошел, теряя высоту, к воде. Благополучно приводнившись, пилоты поняли, что, избавившись от одной опасности, немедленно попали в другую: крейсер «Александр I» ушел, по всей видимости, там решили, что самолет Сергеева погиб. Зато в стороне виднелась шхуна под турецким флагом.

Два человека на самолете без топлива в открытом море представляли собой легкую добычу для команды шхуны. Видимо, ее капитан так и решил. Но не тут-то было. Топлива не хватило бы на взлет, но для тарана его было вполне достаточно. И Сергеев предпринимает первый в истории абордаж корабля с самолета. Яростно поливая турецкую шхуну пулеметным огнем, М-9 помчался по воде на парусник. Пилоты были готовы дорого продать свою жизнь. Однако, сражение не состоялось: турки быстро попрыгали в шлюпку и пустились наутек.

Поднявшись на борт взятого таким необычным способом судна, Сергеев и Тур позаботились о том, чтобы забрать с самолета пулемет, компас и фотокамеру. Затем они утопили свой гидроплан и взяли курс на Севастополь. Плавание продолжалось пять дней. У Сергеева и Тура не было никаких запасов еды и почти не было пресной воды, тем не менее они справились. Навыки, полученные в мореходном училище, очень помогли лейтенанту.

Подвиг двух храбрецов был оценен в должной мере: Феликс Тур был представлен к Георгиевскому кресту 4-й степени, Михаил Сергеев – к Георгиевскому оружию. Награждал его лично главнокомандующий Черноморским флотом адмирал Колчак.

Летчик Сергеев – герой двух войн

В мае того же 1917 года Сергеев попал в плен. На Родину он вернулся лишь через год. В Гражданскую воевал на стороне красных. После войны был назначен командиром авиации Черного и Азовского морей, руководил Севастопольской авиационной школой, преподавал.

В 30-е годы под руководством легендарного исследователя севера О. Ю. Шмидта служил в Управлении полярной авиации Главсевморпути. А когда началась Великая Отечественная война Михаил Михайлович Сергеев вновь отправился на фронт. Он служил в Сталинграде, в Волжской военной флотилии. Был награжден орденом Красной звезды и медалью «За оборону Сталинграда».

После войны преподавал в Московском высшем техническом училище. Из жизни ветеран двух мировых войн, подполковник, исследователь-полярник Михаил Михайлович Сергеев ушел в 1974 году.