Как Рокоссовский заставил Сталина принять звание генералиссимуса

Вопрос о присвоении Сталину звания генералиссимуса поднимался не единожды. Однако советский лидер упорно отказывался от этого предложения. И лишь слова маршала Рокоссовского заставили Иосифа Виссарионовича изменить свое мнение.

«Хорошая компания»

Во время Парада Победы, состоявшегося 24 июня 1945 года, Георгий Жуков заявил о том, что СССР разгромил гитлеровскую Германию только благодаря талантливому полководцу Иосифу Сталину. Спустя 4 дня в свет вышел указ о присвоении маршалу Сталину звания генералиссимуса. Таким образом советский лидер стал первым человеком, удостоенным такого звания после Александра Суворова. Впрочем, сам Сталин, если верить воспоминаниям очевидцев, был не слишком рад этому обстоятельству. Михаил Лобанов в своей книге «Великий государственник» со ссылкой на рассказ маршала Ивана Конева пишет о том, что Иосиф Виссарионович долго не поддавался ни на какие уговоры, твердя: «Товарищу Сталину не нужны никакие звания для авторитета». Кроме того вождь, упоминая генералиссимусов Чан Кайши и Франко, иронизировал: «Нечего сказать, хорошая компания».

«Угроза» Рокоссовского

Тем не менее отечественные военачальники оказались настойчивы. По крайней мере, как утверждает Владимир Суходеев, автор издания «Легенды и мифы о Сталине», вопрос о присвоении Сталину звания генералиссимуса поднимался не единожды. Уже после окончания Великой Отечественной войны присутствовавшие на очередном заседании Политбюро Иван Конев, Георгий Жуков, Александр Василевский и Константин Рокоссовский снова принялись уговаривать Сталина не отказываться от звания генералиссимуса. Тогда маршалы мотивировали свое предложение тем, что согласно статуту русской армии полководцу, победоносно окончившему военную кампанию, присваивалось это звание. Однако Иосиф Виссарионович все равно сомневался. Изменить мнение вождя заставили слова Рокоссовского, который заявил: «Товарищ Сталин, вы маршал и я маршал, вы меня наказать не сможете!».

По-прежнему маршал

Между тем, если верить Вячеславу Молотову, Сталин до конца своих дней жалел о том, что согласился на звание генералиссимуса. Иосиф Виссарионович считал, что подобное звание его принижало. Молотов рассказывал: «Генералиссимус – специалист в военной области. А он (Сталин) — и в военной, и в партийной, и в международной». В связи с присвоением вождю нового звания решено было пошить и специальную форму. Когда Сталину ее продемонстрировали, он разразился бранью, сказав, что маршальская форма хороша, и ничего выдумывать не надо. Вот и Джеффри Робертс, автор издания «Иосиф Сталин», отмечает, что на людях советский лидер продолжал появляться в форме маршала. Более того, на Потсдамской конференции в июле 1945 года Сталин, обращаясь к Уинстону Черчиллю, выразил надежду на то, что тот будет, как и прежде, называть его маршалом.