07/02/17
Как жилось в "независимой" Ичкерии?

Чеченская республика Ичкерия возникла после распада СССР на части территории бывшей Чечено-Ингушской АССР как непризнанное государственное образование. Существовала она фактически с 1992 по 2000 год. Как же там жилось?

По закону шариата

Весной 1995 года президент Джохар Дудаев издал указ о создании шариатских судов. С 1996 года все светские суды были официально упразднены. Главным судебным органом отныне являлся Верховный Шариатский суд Чеченской Республики Ичкерия. За безопасность отвечал Департамент Государственной Безопасности (ДГБ ЧРИ), в ведении которого находились концентрационные лагеря для лиц, обвиняемых в сотрудничестве с российскими властями. В их число попадали российские военнослужащие, сотрудники российских правоохранительных органов, пророссийские представители местных органов власти и духовенства, а также гражданские лица с «пророссийскими» взглядами.

Параллельно существовало и Министерство Шариатской Государственной Безопасности (МШГБ). В августе 1996 года, после завершения первой чеченской кампании, пророссийские руководители местных органов власти были смещены со своих постов и заменены сепаратистами. Как правило, смена власти проходила так:2 боевики входили в город или селение и объявляли о смещении «пророссийской» администрации. Причем по большей части новую административную власть возглавляли командиры боевиков или их ближайшие соратники. Так, главами населенных пунктов Шали, Аргун, Ведено, Курчалой, Бамут, Зандак и некоторых других стали непосредственно полевые командиры отрядов, выведенных из Грозного в конце августа 1996 года.

Новый Уголовный кодекс, утвержденный в августе 1996 года указом нового президента Аслана Масхадова, вводил в качестве наказания смертную казнь путем отсечения головы, забивания камнями или же лишения жизни тем же способом, которым было совершено караемое преступление. К преступникам, не осужденным на казнь, могло применяться бичевание. Предусматривался принцип «воздаяния равным», то есть, если, например, у жертвы был выколот глаз, то глаз выкалывали и у покалечившего ее преступника. Если жертва лишалась руки, ту же руку отрубали преступнику. Юридически закреплялось право на кровную месть. То есть, если был убит или искалечен ваш близкий родственник, вы имели право мстить его убийцам или обидчикам. Вероотступников ждало единственное наказание – смертная казнь.

Рабство «в законе»

Разбой, насилие, торговля наркотиками – вот что ждало жителей «независимой Ичкерии». Активно практиковался захват заложников. По данным российского МВД, в 1995 году были похищены и переправлены в Чечню 1289 человек, в 1996-м — 427, в 1997-м — 1140, в 1998-м — 1415. Не раз боевики похищали журналистов и сотрудников различных гуманитарных организаций, как российских, так и иностранных. Также на территории Ичкерии действовали рынки рабов.

В частности, они существовали в Грозном и Урус-Мартане. Туда свозили людей, похищенных из других российских регионов – Новороссийска, Ростова, Волгограда и даже из Москвы. Рабов держали в полноценных тюрьмах-«зинданах», оборудованных решетками и даже цепями. Через зинданы Грозного и Урус-Мартана прошло более 6 тысяч человек. Всего за 1990-е годы более 46 тысяч человек в Чечне были обращены в рабство или использовались на принудительных работах.

Триллионы на геноцид

За время правления Масхадова экономика и социальная сфера в Чечне пришли в плачевное состояние. В городах и селах царила разруха, многие люди вынуждены были жить в домах, где не было ни воды, ни канализации, ни электричества. Часто отсутствовала и медицинская помощь.4 Очень высока была смертность, особенно среди детей. Закрылись школы и вузы. Шел массовый отток населения из республики.

Если в 1989 году на территории Чечни проживали 1 270 000 человек, из которых более 30% были русскими или русскоязычными, то перед началом второй чеченской кампании все население Ичкерии не превышало 400 000 человек, причем русских из них осталось лишь около 50 000. В апреле 1997 года Чечне были выделены 11 триллионов рублей финансовой помощи из российского бюджета, но все деньги были присвоены сепаратистами и, видимо, пущены на дело джихада – «священной войны» с неверными. Политику правителей Ичкерии можно сравнить с геноцидом. Причем не только сторонних национальностей, но и собственного народа. Неудивительно, что Федеральное правительство причислило органы власти ЧРИ к списку террористических организаций и ввело уголовную ответственность за участие в их деятельности.