Фото: МО РФ/И. Руденко
Почему адмирала, в честь которого назван последний авианосец СССР, выгнали с флота

В 1955 году главнокомандующий Военно-морского флота СССР адмирал Николай Герасимович Кузнецов, орденоносец, флотоводец, внесший огромный вклад в победу над гитлеровской Германией, фактически создатель ВМФ СССР, был отправлен в отставку. С понижением в должности до вице-адмирала и с оскорбительной формулировкой «без права работать во флоте».

Что же стало причиной такой резкой опалы, отчего адмирала, возраст которого едва перевалил за пятьдесят, так резко «списали на берег»?

Взрыв на севастопольском рейде

В ночь с 28 на 29 октября в Севастопольской бухте на линкоре «Новороссийск» раздались два взрыва.

Этот корабль прежде носил имя «Джулио Чезаре» и ходил под итальянским флагом. Дредноут «Джулио Чезаре» был гордостью итальянского флота. В СССР он оказался по результатам Второй Мировой войны. Страны-победительницы поделили между собой флот фашистской Италии.

Сразу после взрывов судно с двумя огромными пробоинами начало крениться набок и погружаться в воду. Спасательная операция была проведена из рук вон плохо. В результате погибло 829 человек. До сих пор нет единого мнения о причинах этой катастрофы. Говорят и о придонных минах, сохранившихся с Великой Отечественной войны, и о диверсии, предпринятой итальянскими спецслужбами.

Хрущев и министр обороны Жуков, не дожидаясь результатов расследования, возложили всю вину на главнокомандующего ВМФ Кузнецова – несмотря даже на то, что в тот момент Николай Герасимович был в отпуске по болезни. Так завершилась карьера замечательного флотоводца.

Первая опала

Кузнецова не случайно называют создателем советского военно-морского флота. Наркомат ВМФ он возглавил еще 1939 году, когда ему было всего 34 года. К началу Великой Отечественной войны благодаря усилиям, организаторским способностям и огромным знаниям Кузнецова, СССР получил великолепный, боеспособный военный флот, располагавший судами различного класса, береговой авиацией, подразделениями морской пехоты, системой учебных заведений, готовивших высококлассных специалистов.

Показательно, что еще 19 июня 1941 года флоты Балтийского, Баренцева и Черного морей по приказанию адмирала Кузнецова были переведены в состояние боевой готовности No2. В начале войны не пострадал ни один корабль ВМФ СССР. Больше того, на Черном море мы атаковали румынский порт Констанцу, и уже летом 1941 года авиации ВМФ летала бомбить Берлин. Впоследствии военно-морской флот сыграл неоценимую роль в сопровождении судов союзников, доставлявших в СССР военную помощь, в разгроме военных кораблей нацистской Германии, а затем и Японии.

Однако, уже после войны Кузнецов пережил первую опалу. Он не согласился с мнением Сталина о том, как следует в дальнейшем развивать советский военный флот. В результате лишился поста главнокомандующего и был переведен на должность начальника Управления учебными заведениями ВМФ. Но и этого вождю показалось мало. В 1948 году против Кузнецова и группы других адмиралов было возбуждено абсурдное уголовное дело по обвинению в измене Родине. Товарищи Кузнецова получили разные сроки, но его самого посадить не решились. Он был отправлен на Дальний Восток заместителем главкома по военно-морским силам. Впрочем, в 1951 году Сталин вернул строптивого флотоводца, назначив его на должность Военно-морского министра. Но звание адмирала Кузнецов вновь получил лишь после смерти вождя.

Вторая опала

Первый заместитель Министра обороны СССР главком ВМФ Н. Г. Кузнецов, по всеобщему мнению, прекрасно общался с подчиненными, умел располагать к себе. Никогда, даже в самые тяжелые дни войны, он не срывался на людей, и даже устраивая начальственный разнос, умел сделать это так, что не унижал человеческого достоинства.

Уважая подчиненных, он так и не научился ладить с начальством.

Не сумел Кузнецов завоевать расположения Хрущева, резко критикуя его более чем экстравагантное отношение к военному флоту. Никита Сергеевич считал, что флот в том объеме, который был при Кузнецове, СССР не очень-то и нужен. Он был противником кораблестроительной программы, на принятии которой настаивал Кузнецов, и вообще, думал, что наша страна может обойтись атомными субмаринами. Хрущеву удалось «столкнуть лбами» одинаково нелюбимых им Жукова и Кузнецова. Жуков, с которым Кузнецов конфликтовал не раз еще во время войны, считал адмирала своим соперником.

И вот, повод разделаться с Кузнецовым появился. В Севастопольской бухте прогремели взрывы на линкоре «Новороссийск».