Почему «главный казак вермахта» добровольно поехал на казнь