07/05/21
«Три главных греха России»: что имел в виду Троцкий

Лев Троцкий – достаточно неоднозначная фигура в отечественной истории: о его роли в октябрьском перевороте по-прежнему спорят ученые, его действия и поступки находят полярные оценки в воспоминаниях современников, а его политическое наследие во многом оказалось превратно понятым потомками. Например, в сети ходит много вымышленных антирусских цитат, приписываемых революционеру, о том, что он хотел превратить Россию в «страну белых негров». На самом деле – самые одиозные русофобские высказывания были ему приписаны представителями профашистских партий, тем не менее это не отрицает того факта, что Троцкий действительно считал Россию страной бедной и отсталой.

Статья «Об интеллигенции»

Вообще идея об отсталости России сквозит в очень многих работах Троцкого, но наиболее ярко и эмоционально он высказал свою точку зрения на этот вопрос в короткой статье под названием «Об интеллигенции», в которой дает отповедь представителям либеральных кругов русской элиты, объясняя их вторичность и несостоятельность. Как заявлял об этом труде сам автор «Настоящая статья написана была в тоне вызова тому национально-кружковому мессианизму интеллигентских кофеен, от которого даже на большом расстоянии (Петербург -  Москва - Вена) становилось невмоготу!».

Любопытно, что сам этот материал был написал еще в дореволюционные времена, в 1912 году, но, судя по тому, что он потом еще публиковался при жизни и активном содействии самого автора, мнения своего Троцкий не изменил. По крайней мере, на момент 1922 года, когда статья была в последний раз опубликована. Всего он выделял три основные причины, благодаря которым Российская Империя заметно отставала в развитии от стран запада. В статье об «Об интеллигенции» он тезисно и кратко обратился к каждому из них.

Давление степи

Под термином «давление степи» в русской исторической традиции имеется в виду крайне опасное в культурном и производственном отношении соседство кочевых и оседлых народов. Как правило, оседлые аграрные народы заметно прогрессивней кочевых скотоводческих племен, но заметно уступают им в мобильности. Общество, основанное на крестьянском труде, обладает куда более сложными иерархическими отношениями, в нем невелик процент представителей военного сословия. Ведь не стоит лишний раз отвлекать от производства слишком большой процент крестьян, так как именно их усилиями кормится вся община.

Кочевые общества устроены совсем иначе: они заметно проще в хозяйственном и культурном отношении, в них выше процесс включенности обывателя в войну, основу их экономики часто составляют набеги на более богатых соседей. Порой же из степи выходит не просто номад-разбойник, а полноценной захватчик, армии которого лавиной расходятся по странам землепашцев. Так, например, стало с нашествием Чингисхана. С позиции Льва Троцкого именно опасное соседство средневековой Руси с беспокойной степью стало одной из основных причин отставания страны.

«Что мы всесторонне бедны накопленной тысячелетней бедностью, этого нет нужды доказывать. История вытряхнула нас из своего рукава в суровых условиях и рассеяла тонким слоем по большой равнине. Никто не предлагал нам другого местожительства: пришлось тянуть лямку на отведенном участке. Азиатское нашествие — с востока, беспощадное давление более богатой Европы — с запада, поглощение государственным левиафаном чрезмерной доли народного труда, — все это не только обездоливало трудовые массы, но и иссушало источники питания господствующих классов. Отсюда медленный рост их, еле заметное отложение "культурных" наслоений над целиною социального варварства» — так сам Троцкий описывал неудобство от соседства с кочевниками.

Медленный рост городов

Троцкий оценивает средневековый европейский город как некий принципиально важный культурный феномен. Ведь именно города стали теми важнейшими культурными и промышленными центрами, где сумело родиться на свет так называемое «третье сословие» (под «третьим сословием» подразумеваются  ремесленники, принципиальные предшественники пролетариата).

Сам Троцкий охарактеризовал это в следующих словах: «Средневековый город Европы был каменной колыбелью третьего сословия. Там вся новая эпоха подготовлялась. В цехах, гильдиях, муниципалитетах, университетах с их собраниями, избраниями, процессиями, празднествами, диспутами сложились драгоценные навыки самоуправления и выросла человеческая личность, конечно, буржуазная, но личность. Когда третьему сословию стало тесно в старых корпорациях, ему оставалось только зародившиеся там новые отношения перенести на государство в целом. А наши — не то, что "средневековые", а хотя бы дореформенные — города? Это не ремесленно-торговые центры, а какие-то военно-дворянские наросты на теле всероссийской деревни. Роль их паразитическая».

Почему же, с точки зрения Троцкого, в России медленно развивались города? С одной стороны это было обусловлено тем, что большая часть России находилась в зоне так называемого «рискованного земледелия». Это означало, что у крестьянина не было полной уверенности в том, что засеянные им поля потом обернутся урожаем. Надо понимать, что мы говорим о временах еще средневековой старины, когда не было специально адаптированных для северных широт злаков, не был известен неприхотливый и сытный картофель, зато климат на континенте был заметно суровее нынешнего из-за малого ледникового периода. Общественное благосостояние находилось в шатком и уязвимом состоянии, в любой год крестьянам грозил голод, а их помещики могли остаться без большей части прибыли, извлекаемой из труда крепостных. В связи с этим экономика была  нестабильной, а получить хоть сколько-нибудь надежные результаты можно было только путем чрезмерной эксплуатации крестьянина.

Роль церкви

Третьим фактором, о котором упоминал Троцкий, была роль православного христианства. Революционер видел в нем значительный сдерживающий фактор, так как, с его точки зрения, приверженность к этому направлению христианства значительно ограничила для русских контакты с передовыми научными достижениями стран Запада.

Часть вины он возлагает на церковнославянский язык, так как на нем не было написано такого большого количества научных трудов, как на латыни. Сам он характеризовал это в следующих выражениях: «Бедный Чаадаев тосковал по католицизму, как по законченной религиозной культуре, которая сумела сосредоточить в своих недрах огромные умственные и нравственные силы. Задним числом он видел в католицизме великий путь человеческого развития и чувствовал себя сиротливо на проселочной дороге никонианства. Католическая Европа проделала реформацию — могущественное движение, легшее рубежом между средневековой и новой историей».

Можно ли считать Льва Троцкого оформленным и закостенелым русофобом? Пожалуй, что не совсем, так как самым важным событием в человеческой истории он считал именно Октябрьскую революцию, которая совершилась именно в России.