22/01/19
Женские вытрезвители в СССР: чем они отличались от мужских

Женские вытрезвители в СССР служили тем же целям что и мужские, в них приходили в себя люди, нарушившие общественный порядок по причине алкогольного опьянения.

Подвыпившие дамы и джентльмены в крупных городах страны распределялись сотрудниками милиции по разным учреждениям, соответственно их полу, а в малых их размещали в различных комнатах в стенах одного заведения.

Самый знаменитый женский вытрезвитель находился в столице на улице Плющиха. В него попадали не только рядовые москвички, но и именитые киноактрисы известные личности, не рассчитавшие с количеством выпитого спиртного.
Мужские и женские вытрезвители в СССР был организованы по одинаковому принципу с единственно разницей, что персонал вторых состоял исключительно из барышень.

Первые вытрезвители

Первые санитарно-медицинские вытрезвители в Советском союзе появились в Ленинграде в ноябре 1931 года и подчинялись Наркомату здравоохранения, но вскоре все подобные учреждения перешли под контроль НКВД.
После этой реформы весь медицинский персонал был заменён на милицейский, среди которых трудился один единственный фельдшер, оказывавший «пациентам» первую помощь и фиксировавший их состояние на момент поступления и выхода из заведения.

Количество вытрезвителей в городе напрямую зависело от его народонаселения. По нормативам на каждые 150-200 тысяч человек предусматривался один вытрезвитель. Единственной республикой СССР, на которую не распространялась эта установка, была Армения, где попросту отсутствовала надобность в вытрезвителях.

Однако место, где подвыпившие граждане могли проспаться, без риска нанести вред себе и окружающим, придумали не советские чиновники, поскольку подобная практика существовала ранее как в Европе, так и в Российской империи.

Тульский опыт

В дореволюционной России первый «Приют для опьяневших» появился в Туле благодаря медику Фёдору Архангельскому. Именно он 7 ноября 1902 года организовал специализированное учреждение, куда со всех концов города штатный кучер свозил неспособных самостоятельно передвигаться пьяных граждан.
Этот вытрезвитель содержался за счёт благотворителей, и вмещал 8 коек для женщин и 12 для мужчин. В нём перебравшие с алкоголем люди получали медицинскую помощь, бесплатную еду, возможность воспользоваться библиотекой и послушать граммофон.

Вскоре аналогичные приюты появились во всех крупных городах империи, но после 1917 года все они были закрыты, чтобы потом снова распахнуть свои двери для пьяных постояльцев.

Путь в вытрезвитель

Позорный путь советского гражданина в вытрезвитель начинался с улицы, на которых запрещалось появляться подшафе, распивать спиртное или еще хуже буянить, будучи под воздействием градусов.
Граждан замеченных в таком состоянии и поведении сотрудники милиции сажали в патрульную машину со зловещей надписью «Спецмедслужба» и отвозили в вытрезвитель. Забирать лиц, находившихся в состоянии среднего и тяжёлого опьянения, можно было только в общественных местах, тех, кто напивался дома, трогать было запрещено.

Но когда, работникам подразделения не хватало статистических данных для выполнения плана, в вытрезвитель попадали даже те, кто едва пригубил спиртное. Недостатка в клиентах не было только в период горбачёвской антиалкогольной кампании, когда всех кто сдавал пьянствующих личностей, премировали талонами на водку.

Застенки вытрезвителя

Доставленного в вытрезвитель нарушителя вручали фельдшерам, констатировавших их физическое и психологическое состояние.
Далее его передавали дежурному милиционеру, который записывал его личные данные, фотографировал, изымал, имевшиеся при нём документы, деньги и ценности, протоколировал степень его опьянения и отправлял на раздевание.
Действуя без лишних церемоний, с пьяных срывали всю одежду, не сильно заботясь о сохранности пуговиц и прочих галантерейных принадлежностях. На следующем этапе задержанных обдавали ледяным душем и облачёнными в нижнее белье, укладывали на койки, снабжённые подушкой и одеялом.

Если опьянённый человек проявлял буйство характера, то его попросту привязывали к лежанке, чтобы он в порыве бешенства не нанёс никому вред.
Кстати по статистике женщины в подпитье всегда вели себя более агрессивно, чем мужчины, оказывая отчаянное сопротивление при задержании и последующих действиях.

Привычным явлением в женских отделениях были угрозы в адрес персонала вытрезвителя, настоятельные требования дамочек освободить их и шантаж влиятельными связями своих мужчин.

Утро в приюте для пьющих начиналось с пробудки, после которой проверялись личности протрезвевших. Те, кто накануне был не в состоянии сообщить о себе какую-либо информацию, делился ею с дежурным.
После фиксации фельдшером положительной динамики в деле прояснения сознания пациента, ему выписывали квитанции на оплату штрафа за ночной кров и отправляли на свободу.

Если отдых в вытрезвителе входил в привычку асоциального элемента общества, то после третьего за год посещения этого места, алкоголика направляли на лечение в наркологический диспансер.

Нелесная молва

Попадание в вытрезвитель сулило советским гражданам массу проблем, поскольку информация о том, что он провёл ночь в казённых стенах, моментально передавалась на место работы или учёбы клиента.
Студенту за повторение проступка грозило отчисление, а рабочих ждало партсобрание, на котором они осуждались за поведение недостойное настоящего коммуниста.

Помимо этого среднестатистического труженика могли лишить вожделенной 13 зарплаты и льготной путёвки в санаторий, а также отодвинуть назад в бесконечной очереди на получение квартиры.

В то же время, те, кто мечтал о построении партийной карьеры, могли попрощаться с этой мыслью и даже лишиться занимаемой должности.
Однако зачастую под раздачу попали только обычные граждане, те, у кого водились деньги, предпочитали договориться с сотрудниками вытрезвителя, чтобы они не распространялись об случившимся инциденте.

Неприкасаемые

Избежать позорной участи проведения ночи в вытрезвителе могли беременные женщины, инвалиды, несовершеннолетние граждане и иностранные дипломаты.
Попавшихся на неподобающем поведении сотрудников КГБ, МВД и военнослужащих отправляли в соответствующие комендатуры, где их ожидало разбирательство за появление в нетрезвом виде в общественном месте.

Подвыпивших депутатов передавали в руки Советов, пьяниц с увечьями направляли в больницу, а для тех, кого мучила «белая горячка» вызвали психиатрическую службу.

Ускользнуть не только от бдительных милиционеров, но и от какой бы то ни было ответственности за своё антиобщественное поведение, могли только перебравшие с выпивкой Герои Советского Союза и Кавалеры государственных орденов, которых следовало незамедлительно доставить домой.