12/08/20
На какие территории в Африке и на Средиземном море СССР претендовал после войны

Свободный выход через проливы Босфор и Дарданеллы в Средиземное море был давней целью всех русских правительств со времён Екатерины II. Не отказалось от этого стремления и руководство СССР. Ещё в начальный период Второй мировой войны Молотов попытался заручиться дипломатической поддержкой Гитлера при выставлении советских претензий Турции (визит в Берлин в ноябре 1940). После войны Сталин был вынужден добиваться этой цели с согласия США и Англии.

Италия, союзница Германии, потерпевшая поражение во Второй мировой войне ещё в 1943 году, обладала тремя колониями в Африке: Ливией, Эритреей и Сомали. Кроме того, она владела группой из двенадцати греческих островов в Эгейском море (Додеканес), крупнейший из которых – Родос. После поражения Италии, которую по общему согласию союзников было решено лишить всех заморских владений, эти территории стали выморочными. Их судьбу следовало определить на международных конференциях.

Вопросы о советских претензиях Турции и о судьбе бывших итальянских колоний обычно рассматривают порознь. На самом деле, это были очень взаимосвязанные вещи в «Большой шахматной игре» великих держав. Советский Союз стремился заполучить бастион для самозащиты где-нибудь подальше от своих границ и стать одной из океанских держав. США и Англия всячески старались этому воспрепятствовать.

Дарданелльский вопрос на Потсдамской конференции

23 февраля 1945 года Турция «успела» объявить войну Германии, чтобы попасть в число учредителей ООН. Сталина это не остановило, ведь он прекрасно знал, что в 1942 году Турция сосредоточила 16 дивизий у границ СССР и только ждала падения Сталинграда, чтобы приступить к захвату советского Закавказья. 19 марта 1945 Сталин денонсировал старый советско-турецкий договор о дружбе и границе. Со стороны СССР подавались недвусмысленные сигналы о том, что для заключения нового договора необходимы уступки с турецкой стороны.

Советские войска только что взяли Берлин, СССР был в самой силе. 7 июня 1945 года турецкому послу Сарперу в Москве было заявлено, что Советский Союз желал бы получить военно-морскую базу в Дарданеллах и установить совместный с Турцией режим контроля над проливами. По существу, речь шла об установлении кондоминиума СССР и Турции в Стамбуле и зоне проливов. Кроме того, Молотов высказал пожелание исправить советско-турецкую границу в Закавказье так, чтобы она соответствовала российско-османской границе 1914 года. В результате Первой мировой войны и событий революции к Турции отошли Карский и Ардаганский вилайеты.

Турки решили положиться на волю Аллаха и помощь западных держав. Вопрос о Турции рассматривался на Потсдамской конференции руководителей трёх стран-победителей во Второй мировой войне 22 июля 1945 года. Черчиллю, который тогда ещё представлял Великобританию на этой конференции, удалось отбить советские требования, ссылаясь на исторические прецеденты. Он пообещал улучшение режима прохода советских судов через проливы в новом международном соглашении. В официальном протоколе конференции этот эпизод не был зафиксирован. Сталин понял, что действуя путём мирной дипломатии, он тут ничего не добьётся.

Московская конференция министров иностранных дел в декабре 1945

В конце 1945 года отношения между тремя победившими союзниками ещё продолжали оставаться внешне тёплыми и дружественными. 16-26 декабря 1945 в Москве состоялась очередная из серии конференций министров иностранных дел СССР, США и Англии.

Перед конференцией старый авторитетный советский дипломат Максим Литвинов составил записку Сталину. Он рекомендовал добиваться для СССР мандата ООН на управление Ливией или хотя бы одной из её частей. Кроме того, он советовал получить такой же мандат на Родос – крупнейший из островов Додеканеса. Прочитав эту записку, Сталин сказал Молотову (по его же свидетельству), который представлял СССР на конференции: «Давай, нажимай!»

По свидетельству многих участников, в том числе иностранных, озвучение требования СССР вызвало сердечный приступ (вероятно, притворный) у британского министра Эрнста Бевина. Западным партнёрам удалось уйти от обсуждения темы. Фактически Ливию в тот момент занимали британские и французские войска.

Ливия состояла из трёх мало связанных частей: Триполитании (вокруг столицы), Киренаики (центр – Бенгази) и Феццана (внутренние районы Сахары). Молотов предложил, чтобы каждая из трёх великих держав взяла на себя мандат на управление одной из провинций. СССР пытался резервировать за собой Триполитанию. США парализовали советское предложение «ультрареволюционным» проектом – предоставить Ливии независимость. Интересно, что не получив мандат на Триполитанию, СССР в дальнейшем стал поддерживать идею возвращения Ливии под управление Италии, надеясь, что там скоро к власти придут коммунисты.

Начало «холодной войны» и попытка создать антитурецкий фронт

В 1946 году началась фактически «холодная война». Одним из её проявлений стало возобновление гражданской войны в Греции. Если в 1944-1945 гг. Сталин отказался поддерживать греческих коммунистов, то теперь он пытался сделать запоздалую ставку на них. Весьма вероятно, что он не рассчитывал установить контроль над этой страной, уязвимой с моря, где господствовали англосаксы. Но, видя, как связаны руки у его «партнёров», попытался воспользоваться ситуацией и решить проблему с Турцией.

На это почему-то не обращают внимания историки, но демарш Сталина против Турции должен был быть с восторгом встречен греческими патриотами. Ведь Турция претендуя на Додеканес, препятствовала передаче его Греции. В результате советского шага часть умеренных греческих политиков могла бы в гражданской войне взять сторону коммунистов. На это, а не только на проливы, явно рассчитывал в тот момент руководитель Советского государства.

7 августа 1946 года Москва предъявила Анкаре ноту, где требовала установления международного контроля над проливами. Контроль этот должны были осуществлять пять черноморских держав – СССР, Турция, Румыния, Болгария, Греция. Понятно, что в такой комиссии СССР имел бы постоянный перевес за счёт своих союзников. Понятно также, что нота была категорически отвергнута при поддержке США и Англии. На ход гражданской войны в Греции такой шаг тоже заметного влияния не оказал.

Советский мандат мог спасти будущее Ливии

По прошествии многих лет историки высказывают предположения, что ни Африка, ни берег турецкий были Сталину, в действительности, не нужны. Такие требования выдвигались, чтобы выторговать побольше в других, более важных вопросах. Сталин не знал высказывания Че Гевары — «Будьте реалистами – требуйте невозможного!» — но инстинктивно действовал так.

Неведомо, принёс бы выгоду Советскому Союзу мандат на управление Ливией. А вот ливийцам он явно пошёл бы на пользу. Можно уверенно сказать, что сейчас бы эта страна существовала.