«Вторая битва на Дону»: что Красная Армия сделала с горными стрелками Муссолини

«Вторая битва на Дону» – именно так стали называть в итальянской историографии этот бой, – для итальянцев стала самой кровопролитной битвой Второй Мировой войны. Она случилась зимой 1942—1943 годов в районе Среднего и Верхнего течения Дона.

В отечественной истории Вторая Донская битва была разбита на две отдельных – это операция «Малый Сатурн» и Острогожско-Россошанское наступление.

Со стороны гитлеровцев в этих сражениях основной удар Красной армии приняли на себя бойцы 8-й итальянской армии, которая входила в группу армий «Б».

В результате тяжелейших боев Красная армия взяла в кольцо 7 итальянских дивизий и 3 горнострелковых дивизии: «Тридентина», «Юлия», «Кунеэнзе». Спастись сумела только дивизия «Тридентина», которая 27 января 1943 года прорвала окружение в районе Николаевки и вышла из котла. Всего в русскую землю в тех боях легли до 40 тыс. итальянских солдат и офицеров.

Вторая битва на Дону стала финалом похода итальянских стрелков на восток и самым крупным поражением альпийских частей за всю 150-летнюю историю их существования. Боеспособных итальянских формирований после Второй Донской битвы больше не существовало.

Как пишет в статье «Кавказская политика Муссолини и отправка итальянского альпийского корпуса на Донской фронт» историк Джорджо Ренато Скотони, исследователи сошлись во мнении, что основной ошибкой итальянцев стало использование в битве целого корпуса, состоявшего из горных стрелков, которым пришлось действовать в непривычных для них условиях равнинной местности.

У итальянцев не хватало бронетехники и артиллерии, кругом была степь, а командиры испытывали упаднические настроения задолго до сражения. Они называли подобное использование горных стрелков «неразумной и бессмысленной тратой сил», противоречащей тактическим правилам. Командование не учло того, что Кавказ, куда Муссолини посылал свои войска, – это не только горы, но и обширные равнины.

Но почему и как итальянцы вообще оказались в СССР? Оказывается, виной тому была предыдущая военная экспедиция итальянцев в Россию – в составе иностранного экспедиционного корпуса в 1919 году.

Во время Гражданской войны в интервенции участвовало 3 000 итальянских военных, которые в Сибири поддерживали адмирала Колчака. В отличие от Антанты, итальянцы не стремились получить «свою долю» и вообще были против расчленения России.

К активным действиям их подталкивала Британия, причем пыталась сделать это именно на Кавказе. В июне 1919 года премьер-министр Италии Орландо получил от Антанты «мандат» на Грузию и собирался отправить туда 100-тысячную армию во главе с генералом Джузеппе Панеллой, однако неожиданно против высказался король Италии Эммануил III, и Орландо сменили.

Новое правительство, не желая портить отношения с Россией, отказалось вводить войска на Кавказ, по-прежнему считая Грузию частью России.

Тем временем Антанта признала независимость от России Грузии и Азербайджана. Даже даже после вывода британских войск с Кавказа, англичане оставили оккупационный гарнизон в Баку и назначили там собственного губернатора – генерала Кук-Коллинса.

Обсуждение отправки войск с итальянцами возобновилось в 1920 году – Антанта, которую больше всего интересовали нефтепромыслы, всячески пыталась втянуть в конфликт Италию и уговаривала итальянцев взять на себя охрану Каспийского побережья от Баку до Батуми.

Италия отказалась. В Риме прекрасно понимали, что если уж англичане не могут удержать побережье Каспия, то итальянцам придется еще труднее. Новый итальянский пример Франческо Нитти опасался и забастовок – итальянские рабочие сочувствовали большевикам. Гораздо больше Нитти интересовали нефтепромыслы Ирана и контроль над Стамбулом и Курдистаном.

Тогда европейцы объявили бакинские нефтепромыслы «территорией под охраной Лиги наций».

Пришедший к власти в 1925 году фашистский диктатор Бенито Муссолини имел свое мнение насчет внешней политики Италии. Он считал, что для развития Италии нужны собственные колонии. Поэтому с 1925 года спецслужбы Италии стали налаживать контакты с кавказскими эмигрантами в Турции и накапливали знания о Черноморском регионе. Итальянская агентура изучала пути снабжения повстанцев и способы заброски диверсантов в районы Закавказья.

Идеологом создания в Грузии итальянской колонии стал экс-советник Орландо Энрико Инсабато. Ярый русофоб, он разработал целую программу стравливания между собой народов СССР и мечтал, чтобы от Балтики до Каспия Россия представляла собой множество разнородных национальных государств.

В 1925 году он создал в грузинской эмиграции проитальянское политическое движение «Тетри Гиорги», члены которого пропагандировали грузинский сепаратизм и уверяли всех, что Грузия – это колония СССР.

В 1934 году итальянцы нашли огромные залежи нефти в Ираке. Однако по прихоти Муссолини разработка нефтяных полей Киркука была продана англичанам, а деньги, полученные за это – вложены в захват Эфиопии. В 1935 году в покорении Абиссинии даже участвовали добровольцы из «Армяно-грузинского союза».

Только в 1939 году Муссолини заключил с Гитлером «Стальной пакт» и сосредоточился на ослаблении влияния британцев на Ближнем Востоке. Он продолжил поддержку крайне правых грузинских кругов, считая Грузию ключевым плацдармом к Ближнему Востоку.

Именно для оккупации Грузинской ССР Муссолини и послал на Восточный фронт итальянский корпус.

В случае захвата республики Муссолини собирался возвести на трон князя Ираклия Багратиона-Мухранели. Зарубежные грузинские оппозиционеры ликовали, предчувствуя победу. Лидер Социалистической Федеративной партии Грузии Давричвили поспешил даже послать правительству Виши меморандум, в котором сообщал, что князь Багратиони уже назначен «претендентом на грузинский престол» и утвержден самим Риббентропом. Муссолини он просил о поддержке, обещая, что Грузия добровольно станет колонией Италии.

Однако первые же столкновения с Красной армией заставили итальянцев задуматься. Максимальный результат, которого удалось добиться гитлеровцам на Кавказе – это взять Ессентуки, Пятигорск и Кисловодск.

19 августа 1942 года командование группы армий «А» было вынуждено отозвать итальянских горных стрелков, которые начали наступление на Армавир. Их подчинили группе армий «Б» и перебросили к Дону – в бескрайние русские степи.

Там, благодаря ударам советских войск, мечта Муссолини об итальянском Кавказе была похоронена вместе с остатками его альпийских бойцов.