04/11/20
«Зона исключительных интересов Польши»: какие российские территории поляки считают своими

Выступая в конце октября перед военными, президент Польши Анджей Дуда в очередной раз напомнил о державных амбициях своей страны. Он заявил, что земли от Бреста до Смоленска – то есть территория современной Белоруссии, Украины и части России – является зоной исключительных интересов Варшавы. Более того, глава государства назвал Речь Посполитую «единственной формой организации каждого настоящего славянина» на этой местности. На чем основываются его высказывания и справедливы ли эти претензии?

От образования до расцвета

Государственная история Польши началась более десяти столетий назад. Мешко I — первый исторически достоверный польский князь, при нём небольшое княжество приросло территориями Куявии, Мазовии и Восточного, а затем и Западного Поморья. Судя по всему, правитель обладал способностями выдающегося политика. Имея внушительную армию, он подчинял себе слабых и искал дружеских связей с сильными. В 965 году Мешко I женился на чешской принцессе Дубравке, тем самым урегулировав взаимоотношения с князем Болеславом I, которого прозвали Грозным. В 966 году – принял христианство по латинскому обряду, что стало важнейшей предпосылкой включения польского княжества в культурно-политическую общность католической Европы и латинского языка.
К концу правления Мешко I в состав государства были включены практически все польские земли. Великая Польша стала крупным государством Центральной Европы, игравшим важную роль в европейской политической жизни.
Рост могущества продолжился и после смерти князя. Его сын Болеслав Храбрый продолжил завоевательную политику отца: у Чехии он отнял территорию будущей Малой Польши с Краковом, после длительной войны со Священной Римской империей присоединил Лужицы и Мильско, занял Киев. В 1025 году правитель провозгласил Польшу королевством.
Однако после Болеслава I государство на несколько веков погрузилось в хаос и феодальную раздробленность, которые усугубились вторжением татаро-монголов. При его наследниках периоды упадка сменялись периодами расцвета, территории то отдавались, то возвращались. Так продолжалось, пока в 1320 году Куявский князь Владислав Локетек не короновался в Кракове польским королём. При его преемнике Казимире III Великом Польша достигла нового могущества: к стране была присоединена Галиция и захвачен ряд других территорий Восточной Европы.

В 1385 году великий князь литовский Ягайло женился на польской королеве Ядвиге и стал королём польским. После этого Литва была крещена в католичество и переведена на латинский алфавит, а на западнорусских землях, входивших в состав княжества, началась полонизация. Польско-литовская уния в дальнейшем сыграла огромное значение для развития страны. Новое объединённое государство имело больше ресурсов для борьбы с Тевтонским орденом, турками и начавшим собирание русских земель Великим княжеством Московским, что вылилось в новые завоевания. Так, в 1466 году к нему была присоединена Померания с Гданьском, благодаря чему Польша получила выход к Балтийскому морю.

Выручал польско-литовский союз и в критические для страны моменты. В середине XVI века, когда вопрос судьбы государства сильно обострился из-за старения последнего Ягеллона, бездетного Сигизмунда II Августа, было решено построить государство на новых принципах. В 1569 году стороны заключили Люблинскую унию, согласно которой было образовано единое конфедеративное государство  – Речь Посполитая — его возглавлял сейм и избранный сеймом король. Так началась самая яркая и значительная страница в истории Польши.

От расцвета до раздела

С заключением Люблинской унии к коронным польским землям перешли и обширные южнорусские территории Великого княжества литовского. Теперь Польская Русь (собирательное название для русских земель, захват которых начался королём Казимиром III в период раздробленности и татарского ига – прим. ред.) составляла около двух третей площади государства. Это усилило соперничество с Москвой, хотя ещё со времён русско-литовской войны 1512-1522 годов ни один конфликт на этих территориях не обходился без польских войск.
Более того, заключение Люблинской унии оказалась переломным моментом в Ливонской войне: объединённое государство смогло изменить в свою пользу её ход. Речь Посполитая сумела вновь занять Полоцк, осадить Великие Луки и Псков. Заключённый в итоге мир закрепил существовавший до этого статус-кво, за исключением перешедшего Кракову Велижа.
Новые приобретения за счёт Руси были осуществлены во времена Смуты: интервенция принесла полякам Смоленск и Рославль, хотя польско-литовская сторона настаивала еще и на присоединении Пскова, Новгорода и Твери. Однако владение длилось не долго. Взошедшая на трон Русского царства династия Романовых добилась укрепления государства и после короткой передышки начала возвращать потерянные территории. Смоленск удалось отвоевать к 1667 году, а вместе с ним – Левобережную Украину и Киев. Запорожская Сечь перешла под совместное владение сторон.
В дальнейшем в российско-польских отношениях потенциал стал смещаться в сторону Москвы. Реформы Петра I укрепили российское государство, тогда как противоречия среди шляхты вогнали Речь Посполитую в фазу упадка. Со временем уже Российская империя стала играть определяющую роль в польской внутренней политике. В 1760-е за Россией и вовсе был признан статус гаранта польской конституции, что фактически превращало бывшего врага в российский протекторат.
Усиление влияния в конце концов вылилось в территориальные приобретения, да и раздор среди элит в Польше сам по себе подтолкнул её к развалу. В конце XVIII века были осуществлены три раздела государства, выгодоприобретателями которых, помимо России, стали Австрия и Пруссия. По итогам первого империя получила Восточную Белоруссию и Ливонию – область на территории современных Латвии и Эстонии. После второго – центральную часть Белоруссии, в том числе Минск, Несвиж и Слуцк, а также Пинск и часть Правобережной Украины. Наконец, по результатам третьего, к стране отошли: Западная Белоруссия, часть Литвы, Курляндия, Западная Волынь и часть Холмской Земли. Польша как государство перестала существовать.
При этом разделы Речи Посполитой не рассматривались российскими властями как захват территорий. Присоединение воспринималось как продолжение процесса объединения Руси, чем оно, по сути, и являлось – большая часть возвращённых земель исторически были районами обитания восточных славян.

От автономии до суверенитета

С 1795 по 1918 годы Польша не имела собственной государственности, хотя в начале XVIII века во время Наполеоновских войск недолго просуществовало Варшавское герцогство под короной саксонского короля. Но после падения Наполеона в 1814 году Россия, Австрия и Пруссия вновь осуществили раздел, создав на завоёванных территориях автономные области: Царство Польское (Россия), Вольный город Краков (Австрия), Великое княжество Познанское (Пруссия).
На протяжении столетия отдельные польские патриоты, конечно, пытались возродить Речь Посполитую, но их старания оказались тщетны. Восстановить суверенитет получилось только в 1918 году – после потрясений Первой мировой войны и распада трёх европейских империй. Однако территориально это была уже не та великая Речь Посполитая, что логично, ведь на свою государственность претендовали и другие народы. Впрочем, эта её реинкарнация была достаточно близка к исходному варианту.

Изначально Польше отошла большая часть германской провинции Позен и часть Померании с выходом к Балтийскому морю. В 1920 году она разделила с Чехословакией Тешинскую область. В 1921 году по Рижскому мирному договору большевистские власти были вынуждены отдать Варшаве часть украинских и белорусских земель. В 1922 году ей также отошла восточная часть Верхней Силезии и Вильнюс.
Правда, в этом виде Польша не просуществовала и двух десятков лет. В 1939 году её территорию вновь разделили – на этот раз Германия и СССР. Новоприобретённые советами земли вернулись Украинской и Белорусской республикам.
В своих нынешних границах Польша начала существовать после Второй мировой войны. И опять её территория была «замиксована». Ещё на Тегеранской конференции в 1943 году союзники договорились, что территории, занятые Советским Союзом в 1939 году, будут компенсированы за счёт Германии, в том числе полякам отошли две трети Восточной Пруссии.

По принципу справедливости

Границу между Польшей и СССР было решено провести по «линии Керзона», предложенной министром иностранных дел Великобритании Джорджем Натаниэлем Керзоном ещё в 1920 году. Она проходила через Гродно – Яловку – Немиров – Брест-Литовск – Дорогуск – Устилуг – Крылов и далее на юго-запад практически по прямой, за исключением районов Немирова и Перемышля, до Карпат. Проводилась демаркационная линия по этнографическому принципу: к западу от неё находились земли с преобладанием польского населения, к востоку – литовского, белорусского, украинского.

В 1945 году при подписании договора о границе от «линии Керзона» были допущены некоторые отклонения – в основном в пользу поляков, а в районе Львова – в пользу Советского Союза. Но в целом решающая роль этносов была сохранена, справедливость этого принципа была подтверждена обоими сторонами. В новых границах Польша стала практически моноэтничным государством, и остаётся таковым до сих пор – после распада СССР установленная граница стала границей с Украиной и Белоруссией.

Именно поэтому польский президент Анджей Дуда слукавил, выступая в конце октября перед офицерами. «Территория от Бреста до Смоленска – это территория исключительных, национальных интересов Польши, населённая нашими людьми. Эти территории щедро политы польской кровью, буквально, земли на метр пропитаны нашей польской кровью! История не простит нам утрату исконных польских территорий. Если потребуется, то вопрос будет решён силой. Речь Посполитая – это единственная форма организации всей Восточной Европы и каждого настоящего славянина от Одера до Смоленска!» — заявил он.

Однако ни полонизация, ни насаждение католичества на упомянутых территориях в годы, когда Варшава имела на них влияние, не привели к появлению там «настоящих славян», а поляки всеми силами стремились отмежеваться от «московитов». И совсем никак нельзя отнести земли от Бреста до Смоленска к «исконно польскими». Дуда прав лишь в том, что они «щедро политы польской кровью», но попала она на них как раз в результате захватнической политики самих поляков.

Понятно, что эти слова президента — лишь часть риторики последнего времени, в рамках которой Польша всеми силами стремится добиться влияния в восточной Европе. Однако территориальные претензии, а они высказываются не только в адрес России, с которой у поляков сохраняются напряжённые отношения, но и в адрес Украины, Белоруссии и даже Прибалтийских республик – этому явно не способствуют, и лишь вызывают раздражение. Причём не только у восточных, но и у западных соседей, при непосредственном участии которых и была установлена нынешняя граница.