Немцы уже видели Ленинград без бинокля: бои на ближних подступах

В советском освещении историй Великой Отечественной войны, боями на ближних подступах к Ленинграду называли все действия после прорыва Лужского рубежа. События с 8-го по 23-е сентября 41-го года называли штурмов Ленинграда. И в наше время редко кто вдается в подробности тех событий, ограничиваясь общим описанием. Лишь в последние годы появились работы таких авторов как Вячеслав Мосунов и Олег Красильников, где боевые действия описаны очень подробно и приводится много цифр и фактов.

Считать боями на ближних подступах действия на Шлиссельбургском и Мгинском направлениях некорректно. Так же как и боевые действия против Ораниенбаумского плацдарма. Бои на ближних подступах начались с прорыва Красногвардейского укрепленного района.

Красногвардейский УР это не только укрепления в районе города Красногвардейск (Гатчина), а вся линия обороны от Финского залива до Невы. Укрепрайон состоял из трех основных участков: Центрального, Красносельского и Колпинско-Слуцкого. Оборону занимали 14 пулеметно-артиллерийских батальонов, каждый численностью от 1050 до 2300 человек. Было построено более восьмисот ДЗОТов и свыше трехсот ДОТов. Из состава войска ПВО выделено 100 76-мм зенитных орудий для усиления обороны.

Юго-западные подступы к городу прикрывала 42-я армия, в составе которой к началу немецкого наступления было лишь две дивизии народного ополчения, но позже включались другие соединения. Участок от Красногвардейска до Невы занимала 55-я армия, в составе четырех стрелковых дивизий.

Укомплектованность советских дивизий была разной, но в основном личным составом они пополнялись регулярно. В августе Ленинградский фронт получил от Ставки 90 тыс. человек пополнения, в сентябре еще 30 тыс., изыскивались резервы в самом городе. Больше было проблем с тяжелым вооружением, всю артиллерию составляли полковые и дивизионные 76-мм пушки. Оборону на линии Красногвардейского УРа держали 460 орудий, но только 46 калибром более 100 мм. Недостаток этот, правда, компенсировался береговой, корабельной и железнодорожной артиллерией Балтийского флота.

Зато была относительно высокая насыщенность войск танками, в первую очередь тяжелыми. За время сентябрьских боев было потеряно 43 КВ, и это притом, что у немцев не было эффективных средств борьбы с этими танками. Чаще всего КВ выходили из боя, лишь полностью израсходовав боезапас. Небольшие повреждения же легко исправлялись на родном для них Кировском заводе.
Основной проблемой советских войск было плохая организация действия. Даже между гарнизонами и УРов и действовавшими на их участке полевыми войсками наладить полноценное взаимодействие не получилось.

Немецкие войска согласно приказу по группе армий «Север» за № 5 от 21-го августа должны были выйти на линию окружения Колпино-Ижора-Скворицы-Ропша-Петергоф. Позже планируемая линия окружения приблизилась до Пушкин–Пулково–Урицк. Впрочем, командование разных уровней порой проявляло инициативу, в результате чего планы на отдельных участках даже были перевыполнены.
Главную роль играла 4-я танковая группа. В её составе 41-й моторизованный (1-я и 6-я танковые и 36-я моторизованная дивизии) и 50-й армейский (Полицейская и 269-я пехотные дивизии) корпуса. Группе придан из 16-й армии 28-й армейский корпус (96-я, 121-я и 122-я пехотные дивизии), который действовал на правом фланге. На левом фланге действия 4-й группы поддерживал 38-й армейский корпус 18-й армии в составе 1-й, 58-й и 291-й пехотных дивизий.

1-я танковая дивизия к началу боев имела 99 танков, 6-я танковая — 181 танк. Действия 1-й и 58-й дивизий поддерживал 185-й дивизион штурмовых орудий, это примерно 3-5 самоходок StuG III на каждую из дивизий.
Укомплектованность немецких пехотных дивизий по активным «штыкам» составляла 70-75%. При этом общая численность была в пределах 8-9 тыс. человек, при штате 16 тысяч. Это объясняется тем, что в связи с большими потерями сначала были полностью использованы запасные полевые батальоны, а затем проводилась активная «ревизия» тыловых подразделений, и всех кого можно отправляли на пополнение стрелковых рот. У немцев была сильная артиллерия, как дивизионная, так и РГК, особенно в сравнении с войсками Ленинградского фронта. И это продолжалось до тех пор, пока дивизии 18-й армии не попали под огонь пушек Балтийского флота.

8-го сентября начались бои на Красносельском направлении, и в ходе упорных двухдневных боев дивизиям 38-го корпуса удалось прорвать советскую оборону в районе Скворицы-Ропша. 11-го сентября 36-й моторизованной дивизией был захвачен Дудергоф (ныне Мажайское), 12-го сентября 58-я пехотная дивизия взяла Красное Село.

Захватом Дудергофа и Красного Села 41-й моторизованный корпус выполнил поставленные перед ним задачи. С Дудергофских открывался прекрасный вид на Ленинград. А с высот западнее Красного Села, открывался хороший вид не только на юго-западные районы города, но и на стоявший в Финском заливе Балтийский флот. Ленинград был взят в кольцо, части Вермахта вышли к его пригородам, уже можно было обстреливать город дальнобойной артиллерией. Конечно, неплохо было бы взять и Пулковские высоты, которые ближе к городу, что и попыталась сделать 36-я моторизованная дивизия, но безуспешно.
58-я пехотная дивизия, взяв Красное Село, двинулись в направлении Урицка, где бои продолжались до 15-го сентября. Никаких сотен танков, штурмующих Урицк, как в кино, не было. Если бы 12-13-го сентября от Красного Села в сторону Урицка двинулась хоть одна полноценная танковая дивизия, то она бы имела все шансы прорваться до Кировского завода. Встретить немецкие танки могли лишь отдельные группы, из потрепанных в боях частей и соединений. Но танковые дивизии на Урицк не двинулись.

С 9-го и до 13-го сентября обе танковые дивизии и 50-й армейский корпус вели бои в районе Красногвардейска. Окружив наши войска в городе части 1-й танковой дивизии вышли к Пушкину, который взяли 18-го сентября. Советские войска, дравшиеся в окруженном Красногвардейске, смогли приковать к себе значительные силы немцев, которые бы очень им пригодились в другом месте.
41-й моторизованный корпус должен был не позже 15-го сентября отбыть в группу армий «Центр». Первой пошла на погрузку 6-я дивизия. 1-я танковая и 36-я моторизованные, скованные в боях (первая за Пушкин, вторая за Пулково), окончательно вышли из боев только 18-го сентября. Их сменили сильно потрепанные пехотные части 50-го корпуса, которые до 23-го сентября продолжали вести бои за Пулково.

Бои на колпинско-слуцком участки вели дивизии 28-го корпуса. Им удалось взять Слуцк, преодолеть несколько оборонительных рубежей, но основная задача (взять Колпино) так и не была решена.